И вы, Стругацкие...

Наткнулся на любопытнейший сборник очерков махровейшей русскоязычной израильтянки Майи Каганской Вчерашнее завтра. В первом очерке -- "Роковые яйца (Раздумья о научной фантастике вообще и братьях Стругацких в особенности)" --  она анализирует -- "расшифровывает", как она говорит,  -- повести Стругацких "Жук в муравейнике" и "Волны гасят ветер":

Чтобы привести повесть Стругацких в соответствие даже не с требованиями жанра (что, боюсь, невозможно), но здравого литературного смысла, я предписала их тексту код и предприняла расшифровку, в результате которой выяснилось: повесть "Жук в муравейнике" повествует о еврействе, мировом и советском. Судьба еврейства (она же его метафизическая сущность) рассматривается авторами в свете и под "знаком Близнецов" - двух катастроф, из которых одна уже была (нацистская Германия), а другая еще будет (националистическая Россия). Об этой приближающейся (или ожидаемой) катастрофе и предупреждают детские стихи Левы: "Стояли звери около двери, они кричали - их не пускали". В обратном переводе с детского языка на язык оригинала, т. е. апокалиптический, - это ужас, который "стоит при дверях", из откровения Иоанна, "звери (-ь)" - оттуда же. Дата Левиной смерти - 4 июня 78-го года (повесть, напоминаю, опубликована в 1980-м) - подчеркивает, что - да, действительно, "при дверях".

Что ж до самого главного героя, Левы Абалкина, то в его образе запечатлены не только приметы и судьба "коллективного еврея" - изгнанника с Земли (Святой) и Вечного Странника ("Жида"), но и "зримые черты" главного героя другой книги - Танаха - черты грозного еврейского Бога, неплотно прикрытые обаятельной маской доктора Айболита: в детстве Лева но своему усмотрению начинал и прекращал войны между муравейниками (муравьи и муравейники как символ этнического коллектива, народа были известны уже древним грекам), приручал змеи и прочих тварей и т. и. Имя - Лев, Лев Иудеи относится, надо полагать, к тому же символическому пласту.

В общем, и Лёва Абалкин -- еврей, и Странники -- евреи, и людены-сверхлюди -- тоже. Впору задать сакраментальный вопрос: "А кто не еврей?"

Ну, разумеется, походя досталось и Страшной Советской Катастрофе 1937 Года.

Стругацких я читал, хотя и не всё, кое-то понравилось, не сомневаюсь, что они -- весьма одарённые писатели. Я -- совершенно не специалист в их творчестве, однако странным кажется предположение, что они писали такую изощрённую фантастику ради такой банальной набившей страшную оскомину темы, как еврейский вопрос в СССР. Если даже таким талантливым баловням советской судьбы, как Стругацкие, присуща местечковая антисемитская озабоченность, моя вера в семитское человечество пробила, как сейчас модно говорить, дно.

Буду благодарен за комментарии от знатоков.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic