Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Националистический рудимент и гражданская война: Возвращаясь к ленинским истокам...

Как известно, большевики для исполнения своих живодерских целей использовали еврейских комиссаров, латышских стрелков и прочую поганую нерусь. Да и сейчас про Путина часто говорят, что он где-то в Москве приберегает чеченский эскадрон, чтобы в случае чего начать резню русских.

С одной стороны, кажется, какая гнусность -- уничтожать своих сограждан руками всякой нечисти! А с другой стороны...

Ленин использовал эту нечисть и победил, и это, в конечном итоге, хорошо. А у Януковича этой нечисти не было, и где теперь тот Янукович? У китайцев на площади Тяньаньмэнь тоже нечисти не было, и они победили, но китайцы -- особая статья, их жестокости хватит на всю нечисть вместе взятую.

В чем же тут дело, товарищи? Как у меня рука поднимается оправдывать живодерство против собственного народа руками нацменов?!

Ключевой слово здесь "народ". В нем и кроется логическая и нравственная ошибка. Начнем, однако, издалека, с национализма.

Национализм -- рудимент еще дочеловеческой жизни наших животных предков. В самом деле, он совершенно естествен для животных, ведь животные почти всех видов не едят представителей своего собственного вида (за малыми исключениями, о которых ниже). То есть, если некто выглядит похожим на тебя, он, скорее всего, тебя не тронет, а то и поможет, а если выглядит по-другому, то может тебя и сожрать. Отсюда простой принцип: доверяй себе подобным, опасайся внешне отличающихся от тебя.

Ирония судьбы, однако, в том, что человек возник из вида гоминидов, которые не убивали других животных, но научились убивать и есть своих собственных соплеменников, если верить блестящей гипотезе Б.Ф.Поршнева. То есть у палеоантропов националистический инстинкт стал противоречить их житейской практике: им как раз следовало бояться себе подобных, которые могли тебя убить и съесть, а не других животных! Человеческий вид оказался уникальным в том смысле, что наибольшей угрозой для человека является другой человек!

Таким образом, животный националистический инстинкт стал нести в себе опасность для человека, но он, увы, прекрасно сохранился как рудимент дочеловеческой эпохи по сию пору...

Вооруженные этим знанием, мы можем перейти теперь к рассмотрению гражданской войны, то есть войны, когда люди убивают других людей, в высшей степени подобных себе, -- выглядящих похоже, говорящих на том же языке, разделяющих некоторые сходные культурные пристрастия, может быть, даже родственников! В гражданской войне националистический инстинкт -- большая помеха: с трудом поднимается рука, чтобы раскроить череп, скажем, соседа по лестничной клетке. Но что же делать, если он кричит "Смерть москалям и слава Бандере!"?

Убивать своих соплеменников трудно, хотя иногда и совершенно необходимо. Как я уже писал, Майдан надо было уничтожить в самом зародыше, применяя любой необходимый для этого уровень жестокости, например, такой, какой применили китайцы на Тяньаньмэнь. Уничтожив несколько десятков человек, намотав их на гусеницы танков, можно было спасти от мучений десятки миллионов; сейчас же эти мучения этим миллионам предстоят с необходимостью. Не то ли случилось и с подавляющим большинством русского народа после перестроечной контрреволюции?

Вероятно, Янукович не мог найти силу среди своего славянского окружения, на безжалостность которой он мог бы полагаться; вот тут-то ему и пригодился бы полк латышских стрелков или чеченский батальон! Увы, мелкобуржуазная националистическая гуманность попрала гуманность общечеловеческую...
Tags: biology, enemies, europe, marxism, morality, nationalism, revolution, russians, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments