Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Свобода слова -- не пора ли раздавить гадину?

1. Нет ничего удивительного в том, что идея, вынесенная в заголовок, пришла в голову даже самым наилиберальнейшим, наисовестливейшим и наирукопожатнейшим российским интеллигентам:
4. Органы печати, изо дня в день возбуждавшие ненависть, призывавшие к насилию и являющиеся, на наш взгляд, одними из главных организаторов и виновников происшедшей трагедии (и потенциальными виновниками множества будущих), такие, как "День", "Правда", "Советская Россия", "Литературная Россия", а также телепрограмма "600 секунд" и ряд других должны быть впредь до судебного разбирательства закрыты.
Хотя мы и диаметрально различно определяем, что есть гадина: для нас гадина -- они, для них -- мы, но, удивительным образом, здесь я с ними согласен: свобода слова часто используется как оружие массового поражения в пропагандистской войне.

Казалось бы, это оружие обоюдоострое: наши враги используют его против нас, но мы ведь можем использовать его против них? Увы, ситуация совершенно не симметрична, поэтому-то наши враги изо всех сил стремятся легализовать это оружие: в их руках оно намного более действенно, чем в наших, потому что их подлые цели гораздо эффективнее достигаются с помощью лжи, скотских соблазнов и т.п., в качестве носителя которых используется свободное слово; подлость процветает в среде подлого слова -- заметим здесь, что "свободное слово" отнюдь не означает "честное и благородное слово".

Когда крошка-сын подходит к взрослому с вопросом "Что такое хорошо и что такое плохо?", эту крошку гораздо легче убедить в том, что "хороши" всякие гадости, чем в том, что хороши честные, благородные и достойные поступки, поскольку гадости обладают для нас, грешников, порою непреодолимым обаянием. Не случайно Христос назвал дьявола "отцом лжи"; дьвольский соблазн обычно облачен в красочные, но лживые одеяния.

Бороться с ложью в дискуссии -- наивная утопия: и слушать никто не будет. Представьте себе дискуссию, в которой полуодетая накрашенная проститутка со сцены обращается к залу мужиков с эрегированными пенисами, аргументируя в пользу свободы любви и раскрепощенности, а ей оппонирует учительница-синий чулок в скромном костюме, призывающая к общественному долгу человека и гражданина. Кто наберет больше очков в такой дискуссии? (Здесь уместно вспомнить эпизод из фильма "Forrest Gump", в котором любимая девушка героя решила совместить в себе обе ипостаси -- проститутки и лирической поэтессы -- перед наполненным американскими военнослужащими залом. Догадайтесь, на чем было сосредоточено внимание зрителей?)

2. Перейдем теперь к солдатам дьявола -- бойцам невидимого фронта, каковыми являются большинство журналистов. Один человек интересной судьбы пишет:

Вы в России совсем одурели - каких-то журналистов обсуждаете. Одного убили, двух или трех. Здесь простой народ убивают СОТНЯМИ! У нас здесь ГОЛОД!

Мне всегда претили истерики СМИ, упивавшиеся историями о гибели журналистов, потери которых представлялись вселенскими трагедиями при том, что никто и гроша ломаного не давал по поводу массовой гибели людей, служившей лишь фоном для плачей по журналистам. Между тем, поскольку пропагандистская война зачастую много более смертноносна, чем битва на поле брани, и именно пропагандистские войны развязывают вооруженные конфликты, постольку журналистов можно считать солдатами -- наемниками или добровольцами-патриотами, в зависимости от их мотивации и убеждений. А уж если взялся за гуж -- не говори, что не дюж: пошел на войну -- будь готов, что тебя могут убить и, возможно, вполне справедливо.

Демагогия термина "свобода слова" выявляет свою лживость и подлость на наших глазах так же отчетливо, как и демагогия термина "демократия". Не пора ли отправить их на свалку истории?
Tags: demagogy, democracy, europe, liberalism, mass_media, propaganda, war
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments