Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

Наши, ненаши и зыбкая граница между ними

Давно уже существует популярный жанр в мировой культуре, который можно обозначить как "История о благородном разбойнике". В такой истории может быть представлено, скажем, сообщество воров, которые внутри этого сообщества демонстрируют чудеса честности, самоотверженности и благородства. Вот, навскидку, очень популярные американские фильмы: "Entrapment", "The Italian Job" с римейком, "Ocean's Eleven" и только что вышедший "Focus", который я посмотрел на прошлой неделе с семьей (здесь -- гораздо более полный список). Уместно также упомянуть пресловутые "понятия" в российской уголовной среде: вот, мол, вор ворует, но "понятия" соблюдает свято...

Я учу своих детей: "Честный вор -- это нонсенс. Если твой друг обманывает других, как можно надеяться, что он не обманет тебя?"

Однако у воров, очевидно, существует парадигма, позволяющая им считать себя порядочными людьми, и она очень проста: "Я ведь ворую у других, у лохов, а среди своих товарищей я кристально честен!" Моральная проблема здесь разрешается путем разделения своих и несвоих, наших и ненаших; проводится условная граница, отделяющая наших от ненаших, внутри которой совесть оказывается чиста.

Более того, если ты сделал человеку гадость, проведи эту границу так, чтобы он оказался по другую её сторону, и вот ты уже опять весь в белом. Связанная с этой популярной процедурой иллюзия для многих ценна и утешительна. Возьмем, к примеру, случай, когда жена изменяет мужу и уходит к любовнику: граница здесь проводится между мужем с одной стороны, и изменницей с любовником, с другой. Если вы скажете любовнику: "Жена изменила мужу, почему же ты уверен, что она не изменит тебе?", он, возможно, объяснит, что мужу изменить было можно и правильно, поскольку он выходит за пределы категории, обозначаемой как "наши".

Другой пример: геноцид американских индейцев, произведенный боголюбивыми британскими пуританами. Оправдание то же: "Индейцы -- не наши".

Понятно, что под эту идеологию подпадают все формы расизма, национализма и т.п.; у советских евреев даже эвфемизм похожий был -- "наш человек". Она основана обычно на дегуманизации "ненаших": объяви их неполноценными людьми, не совсем людьми, совсем не людьми, и можешь спать спокойно. Как сказал тов. Ленин: "Формально правильно, а по сути издевательство". Проблема с этой идеологией в том, что выбираемая граница, как правило, весьма плохо, случайно, произвольно определена, и никто не может быть уверен, по какую её сторону тот или иной человек может оказаться.

Каково же подлинно моральное разрешение этой проблемы? Не проводить границ, относиться ко всем одинаково непредвзято! Но тогда не придется ли нам пересмотреть границу, которую мы провели между собой и животным миром? Не придется ли нам осудить самих себя за преступление поедания трупов животных? Подробнее об этом -- здесь: Расизм как кулинарная проблема.
Tags: america, biology, cinema, culture, justice, liberalism, morality, nationalism, psychology, racism
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments