Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

Маркс и Энгельс пали жертвой "Теории благородного дикаря"

Эта теория стала очень популярна в эпоху Просвещения, и она основывалась на представлении о том, что людям свойственны врожденные высокие моральные качества, которые, если они и утрачиваются, то по вине современного общества. Отсюда следует естественный вывод о том, что, поскольку бедные люди менее затронуты цивилизацией и потому ближе к дикарям, они должны быть морально чище, порядочнее, душевнее богатых.

Очевидно, этот подход привел Маркса и Энгельса к идее диктатуры пролетариата; хотя они и не предложили механизма её воплощения, но, очевидно, их не пугала идея этой диктатуры: благородные пролетарии, по их мнению, не смогут сделать ничего плохого.

Между тем это вопрос не умозрительный, а практический, проверяемый на опыте. Во времена Маркса не было возможности его проверить, поскольку бедняки, вообще говоря, не могли получить власть, которая могла бы проявить их благородство или опровергнуть предположение о его существовании. (Редкие случае восхождения "из грязи в князи" вроде мерзавца А. Меньшикова, соратника Петра I, или маниакального властолюбца Наполеона, очевидно, рассматривались как нетипичные.)

И только великий Советский эксперимент позволил получить множество данных о душевных качествах простых людей, проявившихся, когда они массово пришли во власть; Перестройка, уничтожившая Советскую власть, тоже, парадоксальным образом, предоставила эти данные в изобилии.

Что же оказалось? В душах простых людей обнаружились не меньшие бездны мерзости, чем в душах богатых. Впрочем, это предвидели многие, от Гоббса до М.Горького, который писал в "Книге о русских людях" (ссылка не проверена): «Я особенно подозрительно, особенно недоверчиво отношусь к русскому человеку у власти. Недавний раб, он становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего».

Увы, результаты эксперимента оказались печальны: диктатура пролетариата вряд ли была бы желаннее любой другой диктатуры: хрен редьки не слаще, и простолюдин столь же часто оказывается мерзавцем, как и человек высокого социального положения. Выберите произвольно какого-нибудь Васю Пупкина и поставьте его на месте Чубайса, и, вполне вероятно, вы станете вспоминать последнего со слезами умиления...

Что же делать? "Другого народа у меня для вас нет," -- сказал тов. Сталин и мудро создал Главное управление лагерей.

"Вы не любите пролетариат," -- упрекнули проф. Преображенского его пролетарские оппоненты. "Да, я не люблю пролетариат," -- могу повторить я вслед за профессором, -- "Но не только его -- я вообще никого не люблю..."
Tags: history, literature, morality, russia, stalinism, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments