Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Category:

Из серии "Мерзавцы среди гениев": В.М Бехтерев

Оригинал взят у cambria_1919 в ХАЛТУРА ПРОФЕССОРА БЕХТЕРЕВА
Взаимоотношения врача и больного относятся к самым тонким психологическим материям.
А где тонко, там и рвётся.
Даже самый талантливый и опытный врач может утонуть в рутине и дежурном мелькании чужих лиц.

Эта история случилась с писателем В.В. Вересаевым (тем самым, которого так неловко скрестил со Львом Толстым в своей экранизации "Анны Карениной" Карен Шахназаров).
Вересаев (настоящая фамилия Смидович) сам был врачом, но болезнь его жены оказалась очень тяжёлой и непонятной (судорожные припадки, головные боли, бессонница, неодолимая слабость).
После долгих мытарств с лечением у разных докторов было решено обратиться к светилу Европы, великому диагносту, профессору нервных болезней В.М Бехтереву.
-
В приёмной Бехтерева всегда были громадные очереди. Смидовичи оказались в тот день двадцать вторыми. Они терпеливо дождались приёма.
Наконец они в кабинете врача. Бехтерев спрашивает нетерпеливо:"Что болит?"
Пациентка начала было рассказывать, но доктор бегло проводит рукой вдоль позвоночника (? дама одета, в корсете), слушает со стетоскопом и тут же пишет рецепт.
Бром, валерьянка.
Самые ходовые тогдашние успокоительные.

Муж поражён:"Господин профессор! Жена этих валерьянок и бромистых натров приняла пуды - и ничего!"
Ответ врача:
- Медицина для вас новых средств выдумать не может. Когда кончите пить лекарства, снова приходите. И не забудьте рецепт!
Даёт рецепт и берёт пять рублей золотом.

Жена Вересаева на крыльце разрыдалась: профессор не только не выслушал её, но и не сделал для себя никаких заметок, хотя пригласил на следующий приём. Он не спросил, как давно она больна, чем ещё страдала и пр., что всегда делали другие врачи. Рецепт велел снова принести, потому что нигде не записал даже, что назначил.

Ошарашенный Вересаев тут же написал профессору письмо, в котором признался, что он сам врач и потому поражён небрежностью осмотра и невниманием к пациентке.
Поражён тем, что не назначены никакие исследования, отчего и диагноз не был поставлен (ради чего Смидовичи приходили к знаменитости на консультацию), и прогноз не определён. А такой осмотр провести и такой рецепт мог написать и любой студент-медик третьего курса.

Через два дня от Бехтерева пришёл ответ.
Профессор вложил в конверт пятирублёвку, а в письме просил извинить за беглый приём - он был тогда нездоров, подхватил инфлуэнцу (т.е. ОРВИ; и принял при этом более 20 больных, которых мог заразить и для многих из которых 5 рублей не пустяк, подумал Вересаев).
Вересаева Бехтерев пожурил за сокрытие факта, что тот тоже врач - как коллеге он мог бы ему более обстоятельно дать пояснения по поводу болезни жены. Как профессионал профессионалу.
Потому гонорар профессор возвращал и приглашал на новый приём в любое удобное время.

Письмо произвело на супругов большое впечатление. Смущённые, они посовещались и решили таки ещё раз попытать счастья с консультацией у знаменитого доктора.

Входят в кабинет, муж начинает:

"- Мы, господин профессор, были у вас..
- Я помню! Рецепт принесли? Ванны принимали? Как чувствуете себя?
- По-прежнему. Ванны принимаю.
- Спите плохо?
- Очень плохо.
- Вот рецепт, по столовой ложке три раза в день, ванны продолжайте".

Вересаев смотрит рецепт.
Бром и валерьянка! Опять!
А как же обещанная беседа двух профессионалов? Может, профессор ждёт, когда жена покинет кабинет, чтобы не волновать её?

Жена выходит, но профессор протягивает мужу руку.
Тот начинает торопливо говорить о своих врачебных наблюдениях за состоянием жены, но при первой же паузе профессор снова настойчиво и нетерпеливо жмёт руку:
- До свидания! В следующий раз обязательно захватите мой рецепт!
Занавес.
Tags: health_care, morality, old_russia, science
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments