Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

Русские Ромео и Джульетта: Рассказ И.А. Бунина "Натали"

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о Виталье и Наталье...

Впервые в жизни наткнулся на этот рассказ 70-летнего эротомана Ивана Бунина, причем в виде звуковой книги, прослушанной на работе, за компьютером, на фоне написания кода, компиляции и отладки. (Текст можно найти, для примера, здесь). С одной стороны, стыдно, конечно, за своё невежество, но, с другой, действительно ли этот рассказ -- такая уж значительная культурная ценность? Если судить по статье в Википедии, это так.

Однако, если посмотреть на этот вопрос немного отстранённо, помог ли бы этот рассказ, скажем, ровеснику или ровеснице главного героя в их духовном развитии, обретении жизненного опыта? А, может, навредил бы? Аналогичные вопросы можно задать и про, скажем, "Ромео и Джульетту" Вильяма классика нашего Шекспира, и я бы дал на них аналогичные ответы.

Сразу отмечу одно существенное затруднение русского автора: ограниченность словарного запаса литературного русского языка. В рассказе речь идет о половом влечении, похоти, половых отношениях, каковые сейчас называются "сексом", влюбленности, любви, и для всех этих весьма разных психических явлений Бунин использует одно слово "любовь". Впрочем, сам автор чувствует это словесное убожество, и поэтому вводит еще одно слово: "романтика", каковое подразумевает возвышенные чувства, и это единственная выделенная часть всего обширного множества разных видов "любви".

Если учесть эти градации взаимного влечения мужчин и женщин, то становятся понятны проблемы героев рассказа: они не осознают различия этих градаций, в том числе в ожидаемой их долговечности, а также степень их важности. И это довольно странно: у меня, например, начиная с 14-15 лет была страстная влюбленность в одноклассницу (а этот дар доступен немногим), но я уже понимал, что эта грань моей жизни весьма отлична от, например, секса и брака. Вымышленные герои Бунина этого не понимают, потому что он сам не понимает или потому что он -- недобросовестный рассказчик? Затрудняюсь ответить.

Итак, главный герой, с одной стороны, готов лезть на стенку от юношеской гиперсексуальности, а, с другой, ему хочется высокой и светлой любви. Он понимает, что в его весьма удачных обстоятельствах эти две потребности, хотя и могут быть удовлетворены, вступают в конфликт друг с другом, в результате чего, будучи полностью дезориентированным, он теряет и то, и другое. (Интересно, что подобный моральный конфликт и подобные душевные потери испытывает и герой рассказа Джона Фаулза Башня из черного дерева, где герой, дабы быть честным перед женой, не вступил в интимные отношения ни с понравившейся ему девушкой, ни с другой отзывчивой девушкой, предложившей ему себя в качестве утешения, а потом осознал, что и девушек не получил, и честным не оказался, так как всё равно согрешил в душе. Обидно до слёз: если уж будешь наказан за грехи, то хотя бы вкуси греховных утех...)

В общем, как и в Ромео и Джульетте, все (ну, или почти все) умерли. Как писал Хармс, "хорошие люди и не умеют поставить себя на твердую ногу."

А ведь этих проблем можно было бы избежать. Это давно понял я, но почему этого не понял Бунин к своим 70-ти годам? Это какой-то заговор русской классической литературы, искалечившей так много русских жизней.

И в рассказе Бунина, и в упомянутой трагедии Шекспира очень много говорится о любви, а это как-то обязывает; да что там, сильно обязывает, до самоубийства. Но ни там, ни там любви и близко нет, а есть гормональный трепет и сильная влюбленность, скорее всего, весьма короткоживущая, ошибочно принимаемая за любовь. Люди, совершенно не зная друга, готовы клясться в любви до гроба.

Впрочем, честно говоря, я совершенно не уверен, что поступил правильно, не женившись на своей однокласснице, которую совершенно не знал и в которую был влюблен до умопомрачения...
Tags: literature, russians, sex
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments