Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

"Следствие ведут ЗнаТоКи: Подпасок с огурцом"

В беседах с разными людьми я неоднократно упоминал один фрагмент указанного в заголовке выпуска, рассказывающего о мире искусства, этого популярного советского телевизионного сериала; в частности, я писал:
Мне это напоминает замечательный эпизод советского сериала "Следствие ведут Знатоки" под названием Подпасок с огурцом. Двухсерийный фильм вполне стоит того, чтобы потратить 3 часа на его просмотр, но нетерпеливые могут насладиться прекрасной игрой актеров в течение всего лишь 4 минут, начиная с 2:27:00. Там скульптор-любитель Фалеев в исполнении молодого Караченцова впервые предложил преданнейшей ценительнице искусства сваянную им статуэтку в стиле Фаберже, которая вначале вызвала восторг ценительницы, немедленно сменившийся разочарованием, когда она обнаружила отсутствие клейма великого мастера. Далее, чтобы доказать Фалееву непреодолимое превосходство над ним Фаберже, она принесла другую статуэтку, изготовленную, как она думала, Фаберже, но, на самом деле, тем же Фалеевым, который до сих пор промышлял подделками. И поддельный "Фаберже" вызывал у неё искренний трепет, а такого же уровня настоящий Фалеев нисколько не волновал.
Ну, далее Фалеев страшно расстроился: он, оказывается, ожидал, что ценительница признает в нём гения масштаба Фаберже.

Этот эпизод мне страшно понравился, когда я смотрел его вскоре после выхода в 1979 году, и глубоко запал в душу: он впечатляюще разоблачил фальшь восторгов искусствоведов, чутко реагирующих на модные веяния в мире искусства. При этом ценительница в фильме совсем не обязательно была циничной притворщицей: она могла испытывать искренний восторг, вызванный прикосновением к тому, что она считала творением гения. Так молодые женщины искренне влюбляются в немолодых олигархов, будучи очарованными их аурой больших денег.

Однако сейчас мне пришёл в голову второй уровень анализа, который привёл меня к мысли, что этот мой любимый эпизод всё-таки нереалистичен.

Дело ведь представлено так, что Фалеев действительно считает ценительницу человеком, способным отличить творение гения от поделки бездарности. Он надеялся поразить её тем, что, поскольку он создал нечто, выглядящее как Фаберже, а Фаберже -- гений, значит, и он сам -- человек большого дарования. Это ясно по тому, что он очень разочаровался, когда ценительница отказалась ставить его на одну доску с Фаберже, как только увидела отсутствие магической печати. Другими словами, Фалеев оперировал категориями "Фаберже -- гений" и "ценительница способна ощутить гения". Он был подобен мальчику, ждущему похвалы от обожаемой учительницы.

Но ведь Фалеев -- мастер, он знает эту кухню, он знает, чего это всё стоит -- Фаберже ли или нет. По здравом размышлении, невозможно представить этого мастера обладающим такой наивной детской верой в сверхъестественную способность ценительницы отделять зёрна от плевел. Он сам прекрасно знает, что зёрна, на самом деле, от плевел мало чем отличаются. Поэтому сама идея восхитить ценительницу своим собственным произведением настолько наивна, что это никак не вяжется с его профессионализмом.
Tags: art, capitalism
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments