March 20th, 2006

Вопрос по поводу компьютера к знатокам

Дочь уронила довольно основательную звуковую колонку на работающий компьютер. Сразу возникли проблемы с чтением почты, а потом и всякие странные явления.

Мой диск разбит на два логических диска: C (45 GB) и D (35 GB). Операционная система Windows XP сидит на С. Утилита "Check Disk" с функцией "Scan for and attempt recovery of bad sectors" для обоих дисков плохих секторов не обнаружила, зато выявила изрядное количество бесхозных фрагментов файлов. Дефрагментация выявила несколько файлов со странными именами, похожими на названия рубрик Registry.

В общем, довольно явные признаки порчи данных. Есть ли у кого-нибудь подобного рода опыт? Насколько массивны потери данных при ударе? И, главное, насколько вероятно физическое повреждение диска (поверхностей, головок)?

Диски я, конечно, отформатировал и систему переставил, убив на это все выходные, но, все равно, хочется знать на будущее.

Butler Shaffer: "Что впереди?"

В заметке с таким названием автор пишет о крахе идеи конституции как силы, способной ограничить власть правящей элиты:

Каждому мыслящему наблюдателю должно быть очевидно, что конституционализм, как система ограничения политической власти, доказал свою несостоятельность. То, что началось как абстрактный план -- непроверенная теория -- оказалось опровергнуто историческим опытом. Было бы большим преувеличением возлагать вину на эти разбитые надежды на одного Джорджа Буша. Его правительство -- всего лишь логическое расширение опасностей, присущих двойственному принципу, на котором основываются политические системы, а именно: государство обладает монополией не только на разрешенное законом использование насилия, но и властью определять пределы его собственных полномочий.

Главная слабость в Западной культуре -- то, как навязчиво она носится с абстрактным мышлением. Конституция составлена из слов -- это наиболее абстрактное средство из всех наших средств. Проблема же состоит в том, что, сколько бы точно мы ни пытались определить слова, всегда будет существовать разрыв между "реальностью" и словами, которые мы используем для ее описания. Язык как таковой всегда является предметом интерпретации. В силу своей абстрактной природы, слова могут быть истолкованы самопротиворечивым образом, что позволяет нам встроить глупость в наше чувство реальности. Когда мы может думать о "солдатах" как "миротворцах" и о бомбардировках городов как установлении "порядка", наш разум приспособлен для восприятия любых видов иллюзий, на которых основывается политическая власть. Как отметил Вольтер в своем хорошо известном высказывании о следствиях этого: "У всякого, обладающего властью заставить вас верить в бессмыслицы, есть власть заставить вас совершать несправедливости".