May 16th, 2006

Русский человек как ходячий соцреализм

Начну с со своих слов, сказанных по поводу кино:

Проблема с советским и российским кино -- неестественность диалогов, приводящая к неестественности всего остального. В России-СССР-России публичная речь (а речь перед кинокамерой -- речь публичная) всегда предполагалась отличной от бытовой речи -- она должна была быть более или менее возвышенной в том или ином понимании. Русские редко говорят просто на публике -- обычно всегда "со значением".

И далее в обсуждении:

Ну, вот вам пример. Помните, был такой популярный советский фильм "Еще раз про любовь (1968)" с Татьяной Дорониной? Так вот, там интеллигенты все время стараются своей речью обаять и ни слова не скажут в простоте. А получается жалко и убого.

Эти соображения могут говорить лишь о соцреализме, то есть отсутствии реализма, в советском кино. Но проблема оказывается глубже и интересней.

Да, советское кино очень часто перебирало по части соцреализма, но нередко соцреализм советского кино был реалистичен в том смысле, что он отражал соцреализм самих русских людей.

(Об этом, например, писали Вайль и Генис в своей книжке "60-е": один интеллигент жаловался, что приходится все время острить. (Если кому-нибудь попадалась эта книга в Интернете, буду благодарен за ссылку.))

Петр I и его подручные заразили русских образованных людей массовым психозом -- комплексом неполноценности на почве раздвоения сознания: им -- этим образованным людям -- хотелось быть одновременно русскими в глубине души и европейцами на поверхности. К сожалению, это не возможно, да и не нужно.

Но со времен Петра русская интеллигенция (и не только она одна) старается притвориться тем, чем она не является. Она старается выглядеть так, как она считает, должен выглядеть интеллигентный человек, а ведь это вполне соответствует определению социалистического реализма: представлять мир не таким, каков он есть, а таким, каким он должен быть по мнению представляющего.

Русский человек все время хочет не быть, а казаться, но делать это полноценно могут только хорошие актеры; большинство же русских людей, не будучи актерами, часто выглядят скованно, вымученно, неловко.

"В СССР секса нет!"

Эта фраза, сказанная русской женщиной в одном из познеровских советско-американских телемостов эпохи распада Советской Империи, очень часто использовалась и используется до сих пор для иллюстрации то ли идиотизма, то ли крайней половой репрессированности русского народа.

По существу же, в этой фразе нет абсолютно ничего курьезного или неестественного: дело-то всего лишь в способности интерпретировать многозначность, присущую многим словам. Те, кто хихикают над этой фразой, очевидно, эту многозначность уловить не смогли, то есть идиотами оказываются они сами.

Слово секс -- весьма недавнее и сомнительное приобретение русского языка. Оно стало достаточно массово употребляться в результате все усиливающегося проникновения тлетворной западной культуры, начавшегося в 1950-х годах. Что же это слово значит для русского человека?
1) Любые виды половых сношений.
2) Половые сношения для удовольствия, а не для продолжения рода.
3) Развратные половые сношения.

Итак, какое же значение имела в виду эта женщина? Очевидно, третье. Она, не имела в виду, что советские люди не ведут половую жизнь; она даже не имела в виду, что советские люди совершают половые сношения исключительно для продолжения рода, а не для удовольствия. Она имела в виду, что в СССР нет разврата.

Это утверждение совершенно не является глупым, наивным или нелепым, хотя, конечно, оно может быть оспорено. Тем не менее, в значительной степени, эта женщина была права: советское общество по сравнению с западным отличалось поразительным целомудрием.

ДОПОЛНЕНИЕ. Тут мне сразу несколько товарищей сообщили, что эту фразу нарочно обрубили, или что ее трудно было расслышать целиком в результате манипулирования шумами и громкостью; в общем, подредактировали ее картавые "русолюбы".

Но даже и в таком сфальсифицированном виде: "У нас в стране секса нет" -- она нисколько не является идиотской или абсурдной, что я и хотел показать.

О Высоцком, коммуняками умученном

Владимир Высоцкий -- баловень советских влиятельных кругов -- был, как известно, чрезвычайно не удовлетворен своим бытием. То есть колбасы ему хватало, ездил по Москве на "Мерседесе" (каковых в Москве в те времена можно было по пальцам пересчитать), отдыхал во Франции, но, блядь, сжимали горло костлявые пальцы советской цензуры, не давали излить душу в полном объеме.

А пару дней назад я задумался: перенесись Высоцкий на 20-30 лет вперед, в нынешнее время, когда ненавистного совка нету и в помине, а свободы творчества -- хоть жопой ешь, о чем бы он пел сейчас? И был ли бы он счастливее?

Думал, думал и ничего не придумал. А вы как думаете, товарищи?

Бывший президент Клинтон о здравоохранении

Избегайте американскую систему здравоохранения:

Он сказал, что США тратит 34% своих расходов по здравоохранению на администрирование, что равно 280 миллиардам долларов, расходуемых на то, чтобы "платить двум миллионам человек, ходящих каждый день на работу для того, чтобы обеспечить игру в перетягивание каната между поставщиками медицинского обслуживания и страховыми компаниями.

"Это безумие", -- сказал Клинтон. -- "Это колоссальное расточительство денег. Не идите этой дорогой. Не делайте ничего, что приведет к возросшим административным расходам."

Мануэл Саркисянц, "Английские вдохновители Гитлера"

Никогда не слышал про этого автора; спасибо, magic_garlic рассказал о нем.

Как выяснилось, он, которого рецензент упомянутой в заголовке книги назвал последним немецким интеллектуалом, испытывал чрезвычайные трудности с публикацией своих книг в Германии, Англии, США. Да и сейчас в "Амазоне" из актуальных книг есть только книги на немецком языке.

Цитата из рецензии на книгу:

He has the interesting idea that Bolshevism was the outcome of Christianity (an idea expressed by Blok during the Revolution, in a poem called The Twelve as far as I remember), while Nazism was the outcome of Humanism (a view expressed somewhere by C.C. O'Brien, I think). I don't know if Sarkisyanz has developed this contrast anywhere, but I can see that there is a case for it. And it is in accordance with the easy transition from capitalist democracy to Fascism—and from Fascism back to capitalist democracy in the case of Spain—while a comprehensive rupture always marked the transition from capitalist democracy to Bolshevism, and no state of the Bolshevik kind ever made the easy transition to capitalist democracy that was made by Spain. Christianity is only the humbug of the capitalist state, and a state forged in earnest through the spirit of Christianity must be dysfunctional in the Christian capitalist world.

(Переведу позже.)