September 12th, 2006

Любое государство цементируется ненавистью к врагам

Об этом хорошо написано во вчерашней статье Ira Chernus, "День, который всё изменил -- это не 11 сентября". Попытаюсь кратко изложить идею этой статьи.

Когда Соединенные Штаты почувствовали, что что-то пошло наперекосяк? Отнюдь не 5 лет назад, а гораздо раньше -- 9 ноября 1989 года. Это -- день символической капитуляции Советского Союза -- день разрушения Берлинской стены. Америка лишилась своего главного врага и потому вынуждена была переключиться на свои внутренние разногласия, которые стали расцветать пышным цветом. Америка оказалась перед опасностью оказаться разодранной внутренними противоречиями.

Теракты 9/11 оказались жизненно необходимыми не только бушевской администрации -- они принесли облегчение и душевное равновесие всему американскому народу. На безвражье и Аль-Кайда -- враг. Наконец-то, после 12 лет разброда и шатаний, американцы снова обрели ориентиры: мы -- хорошие ребята, а там (в Афганистане, Ираке, Иране, не важно где) -- плохие. Американцы снова обрели смысл жизни: уничтожить злодеев, доказав тем самым себе: "Мы -- хорошие!"

Перейдем теперь от статьи к краху СССР. Причина его -- в том же самом: русские, загипнотизированные безмятежностью и абстрактностью противостояния холодной войны и последующей разрядки, перестали осознавать, что у них есть страшный смертельно опасный враг, подобно советским дрессировщикам тигров Берберовым, которые так долго жили в одной квартире с тигром, что боялись его не более кошки. В конце концов тигр их сожрал.

Нас, русских, американский тигр пока не сожрал, но мы утратили способность оценивать приоритеты. Хорошая жратва показалась нам более важным делом, чем хорошая обороноспособность, и русский народ, загипнотизированный либеральными сладкозвучными крысоловами, покорно бредет за ними к своей погибели.

Еще раз про любовь

Сейчас в Интернете пошла волна беспокойства по поводу европейцев, пытающихся навязать русским уроки полового просвещения. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что европейцы и американцы люто ненавидят Россию и русский народ и желают нам скорейшей погибели. Любые их пожелания, рекомендации и требования нужно выбрасывать в нужник не читая: может быть, там и могут быть полезные идеи, но как отличить их от губительных?

Тем не менее, полезные идеи в европейской культуре могут существовать; если что-то придумано на Западе, это не значит автоматически, что это отрыжка дьявола.

О половом воспитании своих детей я уже писал. Хочу сообщить о своих наблюдениях, никак не инспирированных навязчивыми бесцеремонными требованиями Европейского Союза.

Недавно смотрели с детьми передачу про животных. Западники достигли умопомрачительного искусства в съемках самых интимных сторон жизни самых разнообразных животных. В этой передаче речь шла о жирафах, и как-то сама собой она коснулась темы их размножения, и в какой-то момент на экране оказался жираф с хорошо различимым эрегированным половым членом.

Упс, как говорят американе, нежелательный сюрприз... Однако дети отнеслись к этому спокойно, и я подумал, что, может быть, это было не так уж и плохо. Они увидели половую сцену достаточно отстраненно -- это были животные -- и поэтому вряд ли примеряли ее к себе, но в то же время достаточно конкретно, чтобы понять, что и у людей как-то так бывает. А то, что у людей так бывает, им придется узнать рано или поздно.

Традиционная трактовка -- чем позже, чем лучше. Западная трактовка -- чем раньше, тем лучше. Опыт с этой передачей неожиданно для меня самого натолкнул меня на резон в пользу западной трактовки.

Я подумал, что сексуальная тематика опасна для детей, когда она сопровождается похотью. Дети, близкие к половой зрелости или достигшие ее, любую сексуальную тему будут преломлять через призму своей пробуждающейся или, тем более, пылающей сексуальности. В этом случае любая такая тема будет провокацией.

Маленькие же дети, коим похоть пока еще не ведома, будут относиться к описанию полового акта людей примерно так же, как и к описанию полового акта жирафов или даже муравьев -- как к чисто биологическому мало интересному явлению. Ознакомление с анатомией секса будет для них не более провоцирующе, чем ознакомление с анатомией пищеварения. Желательно даже, чтобы это было бы так же скучно. В это же время, когда их мозги еще не затуманены обольстительными видениями, они способны будут спокойно и трезво воспринять аргументы против добрачного секса, опасностей, сопряженных с сексом и т.п.

Я видел где-то здесь, в Живом Дневнике, саркастические замечания о том, что вот мол, какой абсурд: дети с урока православной культуры пойдут на урок сексуального просвещения. Однако Православие отнюдь не предполагает, что хороший христианин размножается непорочным зачатием. Люди -- животные, и ничто животное им не чуждо; увы, то же верно и в отношении дьявольского. И будет хорошо, если это животное и дьвольское будет поставлено в правильную православную перспективу.