October 6th, 2006

Есть ли любовь в мире животных?

Многие философы думали над, предположительно, эволюционным происхождением морали, но мне не известно ни одно размышление по поводу, предположительно, эволюционного происхождения любви.

Любовь и мораль сходны в некоторых своих -- наиболее ярких и впечатляющих -- проявлениях. Многие люди жертвовали многим, и в том числе и жизнью, из моральных побуждений. То же можно сказать и о любви. И любовь, и мораль способны преодолеть самые мощные человеческие инстинкты, включая инстинкт самосохранения. При этом любовь, кажется, зачастую более довлеюща и властна, чем моральные обязательства.

У животных нет морали, поскольку мораль может существовать лишь в мире абстрактного мышления. Но у них есть любовь -- в этом сомневаться не приходится. Самое поразительное -- это любовь животных к человеку, со всеми известными атрибутами любви: готовностью к самопожертвованию, тоской от разлуки, вплоть до нежелания жить, и т.п.

Можно ли материалистически объяснить чувство любви у животных? В очень любопытной статье Р.Л.Берг "Почему курица не ревнует" автор противопоставляет животных, живущих парами и заинтересованных в партнерстве, таковым, живущим в одиночку. Например, волки и лисы объединяются в пары на период выращивания потомства, а коты -- нет. Еще более разительна эта разница в среде птиц: многие виды демонстрируют поразительную самоотверженность в деле защиты семьи, в то время как упомянутые в заголовке статьи куры семьи вообще не заводят.

Р.Л.Берг объясняет это характером и стилем добычи пищи. Если пищу нужно искать и приносить для кормления птенцов, родители заводят семью; если питание производится подножным кормом, семей нет -- в лучшем случае есть гаремы. Наверное, у зверей семейственность тоже связана с особенностями охоты или иных способов добывания пропитания.

Разумеется, животные, образующие устойчивые семейные пары, ведомы инстинктом. Но в какой форме проявляет себя этот инстинкт? Нам хорошо известно, как проявляет себя половой инстинкт -- тяготение к противоположному полу, призванное обеспечить примитивнейшую функцию спаривания ради зачатия потомства. Однако, будучи преломленным в человеческом сознании, половой инстинкт живет своей собственной жизнью: главная его функция людьми совершенно не осознается -- ни у кого не возникает полового возбуждения от мысли о возможном появлении потомства через 9 месяцев; более того, можно предположить, что древние люди и не осознавали связи между половым актом и последующим рождением потомства -- слишком уж разнесены по времени эти два события, чтобы легко установить между ними причинно-следственную связь. (Впрочем, это только гипотеза, и, наверное, слабая: первый индикатор беременности -- прекращение менструаций -- обнаруживается уже через пару недель.) Как бы там ни было, какая мощная культура расцвела вокруг похоти как таковой: многомиллиардная индустрия порнографии, фетишизма, садо-мазохизма и всех прочих половых извращений говорит сама за себя!

Как бы то ни было, половой инстинкт, призванный обеспечивать размножение, замаскировал себя под тягу к сексуальным удовольствиям. Не происходит ли нечто подобное с инстинктом к образованию семьи с целью выхаживания потомства, когда сама эта цель не осознается, подменяясь в восприятии чем-то гораздо более романтическим -- любовью? И тогда животные вдруг обретают способность ощутить прелесть, притягательность и необыкновенную ценность партнера, существующие только в их воображении?