March 5th, 2008

О перформансе юных куликовцев

Тут поднялась волна возмущения по поводу перформанса юных последователей Олега Кулика -- человека-собаки. Многие вещи в Россиянии вызывают мою ненависть до скрежета зубовного, но это представление показалось мне довольно невинной и остроумной шуткой. (Разумеется, такого рода действия -- только для добровольцев; я категорически не рекомендую никому ничего подобного.)

Мне кажется, то, что показывает каждый день россиянское телевидение, на порядки более гнусно и омерзительно. А те, кто ругают куликовцев, скорее всего, сознательно или подсознательно им завидуют. При всех ее недостатках, свобода притягательна и упоительна.

Помянем и Якова Иосифовича Джугашвили

Сегодня, в годовщину смерти тов. Сталина, уместно помянуть и его старшего сына.

Яков Иосифович Джугашвили (18 марта 1908 — 14 апреля 1943) — старший лейтенант, командир гаубичной батареи, сын И.В.Сталина.

Тов. Джугашвили погиб в германском концлагере Заксенхаузене в возрасте 35 лет в весьма скромном звании старшего лейтенанта. Он и его отец -- великие представители нашей страны, показавшие на своем примере, что есть вещи поважнее собственной шкуры -- это Родина, честь, совесть, благородство. Эти люди, по сравнению с нынешней мразью, вознеслись на недосягаемую духовную высоту.

Рэй Бредбери, Fahrenheit 451 (1966)

Недавно показали этот фильм по телевидению. Рэй Брэдбери был любимцем советской цензуры, книги его широко издавались в СССР, в отличие от, скажем, "1984" Оруэлла. Хотя и "Фаренгейт 451", и "1984" -- по существу об одном и том же -- о тоталитарном обществе. Моя жена отметила также параллели с великолепным по стилю английским фильмом Brazil (1985), который предполагалось назвать "1984½".

Вероятно, Брэдбери пленил советский агитпроп трепетным отношением к Книге как Источнику Разумного, Доброго, Вечного. И в этом смысле он был таким же наивным романтиком, как и все хорошие советские люди.

Книгу "451 градус по Фаренгейту" я, кажется, читал в далекой юности, но не помню почти ничего. Фильм как-то тоже не увлек. Во всяком случае, основную идею я, кажется, уловил: люди инстинктивно тянутся к знанию, к Книге, рискуя ради Нее своим благополучием, безопасностью и даже жизнью, а Злые Тоталитарные Дядьки эти книги вынюхивают и уничтожают.

Реальность оказалась гораздо прозаичнее: обывателю совсем не нужно Разумное, Доброе, Вечное, которое можно найти в Книге. Обывателю достаточно соски в виде телевизора и игрушек в виде автомобилей и электроники. Злым Тоталитарным Дядькам нет нужны пресекать тягу к знанию за отсутствием таковой.

Наивность Брэдбери сейчас может вызвать только ностальгическую печаль...