October 26th, 2009

Об одном фундаментальном заблуждении либералов: "Либерализм естествен"

Либерализм, как и прочие "измы", претендующие на статус единственно верного учения, не состоятелен прежде всего потому, что не гарантирует устойчивости общества при любых обстоятельствах, точнее, гарантирует его неустойчивость.  Однако здесь я буду предполагать либерализм последовательной концепцией для того, чтобы выявить еще одну его существенную проблему.

Либералы верят, и многие вполне искренне,  в то, что либерализм естествен для человека: "Человеческая душа -- либералка".  Однако, если посмотреть на известных либералов, начиная с Вольтера и его "Раздавите гадину!" и кончая Солженицыным, призывавшим американцев подвергнуть СССР ядерной атаке, Новодворской и современной англо-саксонской политической элитой, можно понять, что им не меньше, чем и всем нам, простым смертным, свойственны нетерпимость к инакомыслию, тяготение к насилию и т.п. При этом эти люди искренне не понимают, что их убеждения и декларации находятся в вопиющем противоречии с их поступками, как это было в старом анекдоте: "Господа, я не расист, но это же негр!"

Вот, к примеру, бомбардировки Югославии в 1999 году были восприняты западными либералами с большим энтузиазмом, поскольку были представлены способом защиты прав албанцев, якобы подвергавшихся насилию со стороны сербов. Таким образом, либерал считает насилие допустимым как средство борьбы с насилием, по простоте душевной вступая в порочный круг: насилуя насильников, как можно быть уверенным, что насильники, в свою очередь, не насилуют других насильников, что, с точки зрения либерала, вполне допустимо? Я уж не говорю здесь про попрание всей юридической казуистики, которой так горды либералы: вина обвиняемого должна быть доказана в беспристрастном суде с предоставлением обвиняемому возможности представлять свидетельства своей невиновности, и т.п.

Из сказанного следует, что именно у либералов слово более всего расходится с делом, что свидетельствует о крайней степени неестественности либерального мировоззрения для массовой человеческой психологии. Человеческая душа, на самом деле, глубоко чужда либерализму. Стать либералом означает либо переступить через свое естество, контролировать свое подсознание на каждом шагу, что, как мы видим, не удается почти никому и потому является делом безнадежным, либо переделать человека, создать нового Homo Liberalus с психологией, радикально отличной от существующей.

А ведь эта задача -- создание нового человека -- была поставлена коммунистами, и ее провал с треском должен был бы быть уроком для либералов, свидетельствующим о том, что мечта о переделке человеческой природы -- худшая из утопий.

О представлении христианства как идеологической диверсии

Среди современных борцов за свободу русского народа получила популярность теория о том, что русский народ ассоциируется с православием, в лучшем случае, по недоразумению, а в худшем -- в результате идеологической диверсии евреев: и Христос де, был еврей, и вообще это все семитские штучки.

Эта теория, как это свойственно вообще теориям заговоров, исходит из того, что неограниченное манипулирование двуногих тварей миллионами -- дело вполне доступное для закулисных политических деятелей при наличии упорной воли и страстного желания. Вот, мол, захотели злодеи извратить русский народ, и навязали ему христианство как продукт семитской подрывной работы.

Между тем можно заметить, что многие народы не поддались попыткам навязать себе христианство. Например, германцы -- немцы и англо-саксы -- отвергли его еще 500 лет назад, предпочтя протестантизм. Сторонники теории заговора, наверное, могут отнести этот факт к искусству манипуляции Мартина Лютера и его единомышленников. Однако более естественно было бы предположить, что христианство шло радикально вразрез с германским духом и именно потому было им отвергнуто. И объяснение этому простое: германцы -- народ разбойников, грабителей и убийц, и проповедь смирения, любви  к ближнему и непротивления злу для них -- как нож козлу. Почему германцы таковы, как они есть? Очевидно, в силу природных и исторических условий, в которых складывались германские народности: близость морей, многочисленные острова -- всё это предрасполагает к морскому разбою и соответствующей ментальности. Собственно говоря, вся западная культура сложилась на почве античной греческой культуры, возникшей на фундаменте морского разбоя.

В то же время исторические и природные условия существования русского народа всегда были таковы, что выжить этот народ мог, только придерживаясь культуры коллективизма, поэтому христианство прекрасно срезонировало с русской душой, явилось ее выражением и идеалом.

Нельзя навязать народу культуру по своему произволу, а выбор народа следует если не уважать, то, по крайней мере, признавать за существенный факт.