February 26th, 2010

Почему мир терпит паразитизм Америки

1. Миру нужны надежные деньги для международных расчетов. Как это ни удивительно, американский доллар всё еще является самой надежной валютой, несмотря на бешеный американский торговый дефицит.

2. Чтобы это понять, нужно вначале выяснить, как печатание денег их обесценивает. Обесценивание денег, то есть невозможность купить столько же товара на денежную единицу, сколько можно было купить раньше, называется инфляцией, и проявляется она ростом цен в результате следующего рыночного механизма.

Предположим, что сначала существует баланс между товаром и денежной массой (как это всегда и должно быть), то есть сумма цен на все товары равна полному объему денежной массы. Предположим, далее, что правительству некой страны для развития чудотворных нанотехнологий нужно напечатать денег столько же, сколько уже находится в обороте этой страны. Деньги, в конце концов, оказываются у потребителей, и, поскольку их стало, в среднем, вдвое больше, потребители начинают скупать больше товара, чем они могли позволить себе раньше. Товар исчезает с прилавков, его количество начинает оказываться недостаточным, чтобы удовлетворить всех: напечатали-то больше денег, а не товаров. Что происходит в свободно-рыночной экономике? Торговцы поднимают цены, чтобы выбрать у потребителя свалившиеся ему на халяву излишки денег. Очевидно, цены поднимутся тоже ровно в два раза, как и объем денежной массы, восстанавливая торгово-платежный баланс. (В Советском Союзе со стабильными ценами увеличение денежной массы приводило к тому, что товар доставался не всем, а только тем, кому повезет к раздаче -- скажем, в нашем примере каждому второму. Деньги там обесценивались в этом примере в два раза в том смысле, что вероятность возможности их использования к собственному удовольствию становилась не 100%, а 50%).

Интересный вопрос: если всё возвращается к исходному состоянию, зачем же ковбои ели говно правительство печатало деньги? Вкратце, печатание денег не создает ценностей, оно их перераспределяет между людьми в интересах печатающего.

Можно сказать, печатание денег их разжижает. Чтобы покупать те же товары, денег теперь нужно больше.

Если посмотреть с точки зрения владельца денежных сбережений, то уменьшение их покупательной способности эквивалентно изъятию у него ценностей, которые он мог купить раньше и виртуальным владельцем которых он был. С его точки зрения инфляция -- это банальное ограбление, или, скажем мягче, инфляционная дань эмиттенту денег (тому, кто их печатает).

3. Вот теперь можно перейти к международным расчетам. Допустим, Китай хочет купить у Японии миллион "Тойот", не веря развязанной в США пропагандистской истерии об их фатальных свойствах. Китай хотел бы заплатить Японии своими юанями, но Япония не соглашается. Почему?

Потому что Япония думает: "А вдруг Китаю тоже придет бзик нанотехнологии развивать, и он возьмет и напечатает под это дело юаней, удвоив их полное количество? Тогда мои юани, полученные в обмен на "Тойоты", на которые я могу покупать только китайский товар, упадут в покупательной способности в два раза, и, вместо гадзильона тонн риса, я смогу купить на них у Китая только пол-гадзильона." Проблема тут в том, что почти все юани крутятся внутри Китая, поэтому допечатка юаней, равная по объему внутренней денежной массе, приведет к потере ценности юаневых резервов в других странах. Таким образом, зарубежные держатели юаней станут жертвами 100% инфляционной дани: покупая товар, который стоил раньше один юань, я теперь плачу два юаня, и этот избыточный юань и есть инфляционная дань.

В общем, никакая страна не хочет оказаться в зависимости от произвола китайского центробанка.

4. Ситуация с американским долларом, к сожалению, принципиально иная. Со времен Второй Мировой войны, пользуясь послевоенной слабостью всего мира, доллар пропитал всю мировую торговлю, так что львиная доля долларовой массы находится не в США, а в качестве валютных резервов других стран, предназначенных для торговли не только и не столько с США, сколько друг с другом. (В самом деле, что можно сейчас купить в США? Пару самолетов и пару голливудских блокбастеров? На это не надо так уж много денег.) Когда, скажем, та же "Тойота" продает американцам 5 миллионов автомобилей на 100 млрд. долларов, она не надеется что-либо купить в США на эти деньги. Доллары ей нужны, чтобы купить что-то в Китае, Саудовской Аравии, Германии, Франции.

Предположим, для наглядности, что долларовая масса за пределами США в четыре раза превышает оную внутри. Теперь рассмотрим тот же сценарий: американское правительство решило, что ему надо удвоить свой бюджет для войн, спасения приближенных проворовавшихся банков и т.п. И оно печатает очередные триллионы долларов. Но дополнительное печатание долларов в объеме, равном внутренней американской денежной массе, приведет к повышению общей мировой денежной массы всего лишь на (4 + 1 +1)/(4 + 1) - 1 = 20% -- это и будет размер инфляционной дани, которую покорно платит американцам весь мир. На столько вырастут цены во всем мире и в самой Америке.

Почему мир безропотно платит эту дань Америке? Потому что с точки зрения каждой отдельной страны, инфляционная дань Америке (20%) всё же существенно меньше, чем была бы таковая Китаю (100%). Американский доллар рассматривается просто как меньшее, точнее, минимально возможное зло. Америка же жирует, потому что, несмотря на относительно небольшую мировую инфляцию, которую она создает своим печатным станком, она берет дань со всего мира, хоть и относительно немного с каждого: с миру по нитке, голому -- рубаха.

Парадоксальным образом, антиинфляционная стабильность доллара обеспечена послевоенным этапом первоначального ограбления Америкой всего мира, наводненного долларами. Стабильность -- результат ограбления: нехорошо. Но только так работает капитализм.