March 24th, 2010

Как мало интеллектульно честных по обе стороны фронта между добром и злом

Ну, с представителями зла всё понятно. Однако борцы за добро тоже не блещут честностью и достоинством. Один обожает Дугина за то, что последний утверждает, что враги глупы, а мы -- кладезь мудрости, другой считает, что он вывел либералов на чистую воду, обильно цитируя одного из самых омерзительных из них -- Никонова.

Товарищи, без труда на ... на сядешь!

Одна из основных функций современной науки -- генерация мифов и предрассудков

(Хотел написать "западной науки", да ведь другой, увы, не существует...)

Сколько их уже было на нашей памяти: опасность холестерина, асбеста и свинца, всевозможные гриппы и вакцинация от них, СПИД, озоновая дыра и пристегнутая к ней опасность фреонов, глобальное потепление.

В отличие от эпох до исторического материализма, когда количество предрассудков было довольно постоянно в веках, наука сейчас генерирует мифы безостановочно: ученые сейчас -- пролетарии, а не аристократы духа, и им постоянно нужно придумывать себе какое-нибудь необременительное занятие.

P.S. В последней фразе сначала написал: "... и им постоянно нужно придумывать себе необременительное занятие." Перечитал -- что-то не так. Вставил "какое-нибудь" перед "необременительным занятием", и все сразу встало на свои места. Но "какое-нибудь" в этом контексте -- это точный аналог неопределенного артикля! Так что артикль -- не такая уж глупая штука...

Ну ладно, препарируем Никонова, не к ночи будь помянут...

Вот его короткая заметка, на которую сослался boris_vit:
Продолжим наши уроки мужества.
Очень многие (по-моему, даже большинство) согласились с тем, что диких детей нужно отстреливать. Хотя некоторые еще протестуют... Но прежде чем поговорить о последних, скажу, что никто не против того, чтобы государство такими детьми занималось - отлавливало, изолировало, муштровало, социализировало и утилизировало. Нехай! Мы же гуманисты! Цивилизованые люди, в конце концов... Но ведь одно не исключает другого. Путь государства - это длинный путь, непростой, стратегический. Но есть еще и жизнь с ее тактикой. И в этой жизни мы, как жители квартала подвергаемся набегами и жестоким угрозам со стороны агрессивной биомассы. Нам-то что делать здесь и сейчс? Уповать на "красивое далёко" и рисковать ежеминутно?..
Многих остановило то, что это - дети. Я специально внес эту эмоциональную помеху в простую задачку о врагах. Давайте на секунду забудем об их возрастной неполноценности. Есть враг. Есть "мы" и "они". У соседа угнали машину, а самого его полоснули ножом. У другого соседа чуть не изнасиловали дочь. У третьего ограбили дом. Это война. И как бы хорошо вы не относились к детям, через какое-то, весьма непродолжительное время вы станете их ненавидеть. Как это обычно и бывает на войне. И тогда встанет вопрос: вот мы, гнилые интеллигенты очень любим говорить,что преступник не имеет национальности. В самом деле, какая разница, кто изнасилвал твою дочь - русский, татарин, якут или литовец. Это не важно.
Но если у преступника нет национальности, почему у него должен быть возраст? Какая разница, кто полоснул бритвой по лицу вашу жену, когда она выходила из машины с покупками - человек 48 лет или 13-и? Пуле все равно.

Какой-нибудь (опять неопределенный артикль!) либерал с тонкой кишкой, прочитав такое, всплеснет ручками и начнет скорей открещиваться от Никонова: мол, в либеральной семье не без урода.

Но, надо отдать Никонову должное, он достаточно последователен. Что значит: ответить террором на террор? Это значит лишить свою сторону достоинства гуманности и нравственного превосходства: если мы будем отстреливать их так же, как они режут нас, то на нашей стороне не будет морального преимущества, и они в своем живодерстве окажутся не менее правы, чем мы, благодаря нашему живодерству.

Таким образом, модель Никонова -- это и есть пресловутая война всех против всех, где нет ни правых, ни виноватых. Это бытие, полностью очищенное от химеры совести, и в этом, действительно, состоит суть либерализма.

Связь между способностью к наслаждению и степенью порочности

В свое время я написал замечательный Трактат о наслаждении, который сейчас с наслаждением же перечитал. (Чукча не только писатель, но и читатель!) Сейчас я хотел бы немного развить эту тему.

Чем к более сильным наслаждениям способен человек, тем сильнее он к ним стремится, и тем сильнее это искажает его жизненную траекторию. Возьмите, к примеру, влюбленную женщину, которая нередко находится в таком состоянии ввиду способности к интенсивному оргазму -- способности, которую она ошибочно приписывает своему возлюбленному; сколько неблагорассудных поступков, наносящих тяжкий вред и себе, и окружающим, может она совершить, чтобы удержать около себя своего "героя"!

Была, конечно, и другая крайность -- секта скопцов: нет гениталия -- нет проблемы! К сожалению, нельзя отрезать от себя лишь похоть; скопцы, в качестве побочного эффекта, получали тяжелые расстройства физиологии.

Однако стремление пресыщенных людей к изощренным, утонченным удовольствиям -- от дорогих вин, французской кухни и т.п. -- это путь в объятия порока.

Еврей: "В Израиль я, конечно, могу переехать, но умище-то я куда спрячу?!"

Призвание еврея -- подрывная работа против страны, в которой он живет, даже если эта страна -- Израиль. Просмотрел я бегло пару заметок в израильской газете Haaretz, и что же я вижу? "Неправильно", -- пишут там, -- "израильское правительство себя ведет: наглеет с подделанными британскими паспортами и не прогибается под нажимом Соединенных Штатов -- непорядок-с!"