August 12th, 2010

Как идеология гедонизма разрушает капитализм: О коммунистическом почине капиталистических титанов

Коммунистический почин Баффета и Гейтса -- это обещание передать не менее половины своего состояния благотворительным организациям и призыв к другим буржуям присоединиться к этой инициативе.

Если рассматривать гуманистический аспект этого поразительного явления, то здесь не все так просто. Есть мнение, изложенное в "The Wall Street Journal", что правительство США субсидирует миллиардеров для того, чтобы они решали проблемы, которые должно решать правительство. То есть, по мнению некоторых европейских товарищей и даже гига-буржуев, той благотворительности, которую поддерживают американские денежные мешки, вообще не должно быть: решаемые ее проблемы должны были быть решены правительством.

Однако отложим пока этот интересный вопрос и посмотрим на коммунистический почин капиталистических титанов с другой стороны. Что могло послужить причиной столь необычного явления? Раздался ли в буржуйских покоях голос с Неба, потребовавший раздать своё имение и идти за Богом? Это вряд ли.

Если углубиться в эту проблему, то мы придем к вопросу, к которому приходят почти все человеческие проблемы: к вопросу о смысле жизни. У каждого человека свое представление о смысле жизни, и я, например, никогда не смогу найти смысла в том, в чем находят смысл буржуи: в обретении всё большей и большей власти путем обретения всё большего и большего количества денег.

Однако для кого буржуи обретают власть, зная, что они смертны, и их бренные останки в гробах будут бессильны даже против примитивных организмов? Для буржуя, очевидно, должна быть важна идея преемственности, сохранения власти внутри некоего клана, к которому буржуй принадлежит или который он основал. Самый простой критерий принадлежности к клану -- родственная связь.

Однако можно предположить, что буржуй хотел бы, чтобы члены клана были родственны не только кровно, но и духовно, то есть разделяли бы некие общие побуждения, обладали бы сходным моральным кодексом и т.п. К примеру, король воспитывает своих детей, чтобы они обладали королевской ментальностью, и тогда сам король сойдет в могилу, будучи уверенным, что дело его не умрет. Точно так же буржуй хотел бы воспитать в своих потомках буржуйскую ментальность, сходную с его собственной.

Эта схема благополучно воспроизводилась вплоть до начала XX века, до тех времен, когда разгул либерализма начал разрушать традиционное общество. С распространением вожделенной свободы последняя стала вмешиваться в процесс воспитания детей, в том числе и буржуйских, и даже королевских. Свобода начала развращать и разъедать детские души, невзирая на попытки могущественных родителей удерживать процесс воспитания в своих руках.

Свобода убила протестантскую трудовую этику, внедрив в массовое сознание гедонистские паразитические индивидуалистские идеалы. Глашатаи свободы -- средства массовой информации -- возвели паразитизм на пьедестал, представив его самой вожделенной целью существования: возьмите, для примера, многочисленные телевизионные шоу вроде "Кто хочет стать миллионером", "Следующая американская звезда" и т.п., светская хроника, сплошь посвященная смакованию бытовых деталей существования паразитов -- поп- и кино-звезд или даже просто бесящихся с жиру никчемных socialites вроде Парис Хилтон.

Свобода разъела старые кланы, начиная с британской королевской семьи, погрязшей в непотребстве, и кончая семьей только что упомянутой Парис Хилтон, которую можно было бы сделать ключевым словом этой заметки.

В самом деле, посмотрим на это явление с точки зрения патриарха семьи Хилтон. Парис -- наследница, но можно ли считать ее членом клана? Она, очевидно, воплощает в себя всё то, что этому клану отвратительно: стремление к бессмысленному полуживотному существованию, полное отсутствие стремления к созиданию или даже накоплению и т.п. Однако, мне могут возразить, что она же, как-никак, родная дочь, родная кровинушка и т.п. Однако, положа руку на сердце, следует признать, что дети хороши, пока они маленькие, да и то не всегда. Дальше же -- как повезет. Очевидно, папе Хилтону не повезло с дочерями: могу предположить, что они, по существу, чужие люди, не имеющие ничего общего за душой.

Что же получается? Внедряемая либеральной пропагандой жажда гедонизма -- жизни исключительно в свое удовольствие -- разрушает буржуйские кланы, патриархи которых обнаруживают, что им некому передать оказавшие в их руках колоссальные состояния. И это и является, по моему мнению, причиной экстравагантного почина Баффета-Гейтса, демонстрирующего то состояние беспомощности, отчаяния и бессмысленности существования, в котором они себя обнаружили.

Могильщиком капитализма оказался не пролетариат по Марксу, а проклятые либералы по Достоевскому. Пути Господни неисповедимы...

Об одном из многочисленных случаев изнасилования русского языка русскоязычными либералами

Бывший советский Кавказ напоминает мне обезьянник, вырвавшийся на свободу. Шимпанзе, за которыми никто не следит, начали примерять на себя костюмы серьезных взрослых людей, делая столь же серьезные мины. Так, главари чеченских головорезов стали называть себя "бригадными генералами". Почему "бригадными"? О каких бригадах идет речь? Какая разница -- такое звание есть в прекрасной сказочной стране Америке.

Если вы думаете, что, к примеру, Украина и Россия далеко от них ушли, вы ошибаетесь. Это тоже обезьянники, где люди в высокопоставленных креслах и костюмах с галстуками способны только изображать из себя государственных деятелей, да и то очень плохо. Россия -- это сплошной праздник непослушания, когда людишки с ментальностью подростков и обманчиво выглядящие взрослыми устроили шабаш на обломках великой державы, кажущихся им пикником на обочине, оставшимся от ушедшей цивилизации, с тупым любопытством дергая государственные рычаги и ожидая, что из этого получится. Это -- убогая шпана, и весь мир относится к ним как к шпане. К сожалению, так же относятся теперь и ко всему бывшему советскому народу, впрочем, не без оснований.

Я уже писал о том, с каким восторгом эта шпана стала примеривать на себя словечки из американского лексикона, в частности, слово федеральный. Сейчас же я хочу добавить, что слово "федеральный" пришлось им так по душе еще и по тому, что оно призвано было заменить глубоко ненавистное им слово "государственный" -- слово, живо напоминающее им величие Советской империи, рядом с которой они выглядят такими пигмеями.

Но есть и еще одно слово, которое должно помочь искоренить слово "государственный", и, разумеется, оно тоже подсмотрено у американского Старшего Брата. Это слово "национальный". Вот пример: Национальный центр продовольственной безопасности. Впрочем, справедливость заставляет признать, что слово "государственный" всё еще стоит рядом с этим "национальным центром", поскольку он существует при Московском государственном университете ... -- погодите, это еще не всё! -- ... пищевых производств. Но здесь слово "государственный" опорочено самим контекстом.

Что это за штука такая -- "национальный"? О какой нации идет речь? О россиянской? Почему не "государственный", или "народный", или "всероссийский", как это было тогда, когда мы жили в независимой и гордой стране в рамках русской культуры?