February 27th, 2011

Откуда у русских уродливые нерусские фамилии вроде "Аедоницкий"?

Объяснение -- как в известном анекдоте: а у нас всё через ... гм ... Европу...

Семинаристские фамилии.

===========================================
Плывут пароходы — привет Википедии!
Пролетают лётчики — привет Википедии!
Пробегают паровозы — привет Википедии!
А пройдут пионеры — салют Википедии!

Об утопии "правового государства", или Закон как фиговый листок

В продолжение темы Слово о законе и благодати.

Советская и перестроечная интеллигенция упивалась понятием "правовое государство": мол, достаточно так или иначе, не мытьем, так катаньем, принять хорошие либеральные законы, и жить станет лучше, жить станет веселее, причем навсегда.

Законы, однако, являются лишь вершиной айсберга и без самого айсберга существовать не могут. Лучше всего это видно на примере международных законов, например, какого-нибудь закона о мире между какими-нибудь двумя государствами. Можно ли заключить, что такой закон о мире будет соблюдаться вечно? Никак. Он будет соблюдаться только до тех пор, пока ОБЕИМ СТОРОНАМ БУДЕТ НЕВЫГОДНО ЕГО НАРУШАТЬ. Таким образом, закон есть лишь фиговый листок для прикрытия баланса враждующих интересов. Как только баланс нарушается, закон отправляется туда, куда отправился, например, пакт Молотова-Рибентропа 22 июня 1941 года.

Умственно ущербные либералы думают, что закон обеспечивает мир. Дело же обстоит в точности наоборот: мир обеспечивает закон. Вначале нужна борьба за мир, а закон появляется лишь как ее результат.

Возьмем, например, знаменитую британскую Великую Хартию Вольностей (Magna Charta) 1215 года. Как она возникла? Добренький либеральненький король Иоанн решил даровать вольности своим подданым? Ничуть не бывало! Эти вольности выдрали у него из глотки взбунтовавшиеся феодалы! Сначала выдрали, а потом уже оформили протоколом, как полагается.

Таким образом, вольности дают, когда не дать нельзя -- можно башку потерять, как случилось с непонятливым королем Карлом I.

Глупые же русские потребовали обертку в виде правового государства, не имея конфетки в виде общественной силы, способной сокрушить авторитарный режим. Впрочем, подобный процесс мы наблюдаем сейчас и в США: элита самого свободного государства в мире почувствовала в себе силы, точнее, ощутила нарастающую духовную импотенцию американского народа, в результате чего она поняла, что либеральные гаечки-то можно и подтянуть -- народ и не пикнет...

Впрочем, про это уже давно было сказано: только тот народ заслуживает свободу, который готов отдать жизнь за её защиту.