July 28th, 2011

Пока LJ борется с неприятелем, ...

... скорее всего, с прыщавым онанистом, которого несправедливо, по его мнению, забанили (а вовсе не с жидо-масонской закулисой), на глаза попадаются всякие забавные штуки.

Во-первых, борьбу LJ можно наблюдать здесь:



Во-вторых, вот какой-то ископаемый журнал, просуществовавший всего 4 выпуска, адресованный, очевидно, женщинам-блондинкам, но написанный в жестком мужском стиле. К сожалению, компоновка журнала слишком экстравагантна, так что оттуда ничего нельзя скопировать. Рекомендую статью "112. Женщины двух тысячелетий", разделы про Кондолизу Райс, Машу Шарапову, да и прочие, а также статью про Сержа Гинзбурга.

Любовь бывает разная: которая советская, а которая буржуазная

К нежной ласковой самой письмецо свое шлю,
Мама, милая мама, как тебя я люблю.

Всё на свете могут наши мамы,
Только не умеют не стареть.


Из советской песенной классики


Песнями о любви переполнен эфир и на Западе, и на Востоке. Однако Запад поёт исключительно о половой любви, причем исключительно с потребительской точки зрения: "Я хочу, чтобы ты стала моей!" Здесь не услышишь о самопожертвовании во имя любви, подобном описанному в "Юноне и Авосе".

Меня осенило сегодня, что на Западе нет песен о любви к матери, каких много было у нас -- см. эпиграф. Очевидно, это является свидетельством закоренелой либеральной отчужденности даже кровно близких людей.

О непреодолимом антагонизме между обществом и личностью

Эта заметка является обобщением заметки Возможен ли "социализм с человеческим лицом"?.

Обсуждаемая там идея проста и приятна: хорошо бы собрать вместе все достоинства и социализма, и либерализма: и чтоб не было эксплуатации человека человеком, и чтоб личность была свободна и расцветала всеми цветами радуги. В общем, предпочтение "социализма с человеческим лицом" сродни предпочтению здоровья и богатства, а не болезней и бедности.

Да уж, либеральные песни сладки и волнующи: мало кто не согласится, что свободным быть легко и приятно. Увы, есть одна загвоздка: интересы общества вступают в непримиримое противоречие с интересами личности значительно чаще, чем принято думать.

Когда на одной чаше весов -- выживание общества, а на другой -- независимость каждой личности, приходится делать выбор. Что выбирают наши эволюционные предшественники в животном мире? Разумеется, общество, то есть сохранение вида. Животная личность весьма часто далека от либерализма и добровольно идет на самопожертвование ради выживания вида, по возможности безжалостно искореняя своих врагов. Примеры хорошо известны: защита животными своего молодняка перед намного превосходящим противником; нерест осетровых, прорывающихся, раздирая о камни бока, вверх по течению рек сквозь пороги от одной медвежьей засады до другой; безропотное подчинение паука своей новобрачной, пожирающей его после соития.

Почему природа предпочитает преуспеяние общества преуспеянию индивидуума? По простой причине: "либеральные" виды животных просто перестали существовать. Индивидуализм часто несовместим с выживанием вида. Представьте себе осетра-либерала, предпочитающего жизнь в своё удовольствие смерти за порогами.

Однако то же самое справедливо и для человеческого общества: оно улетучивается -- более или менее быстро -- как только оно начинает исповедовать либеральную идеологию, то есть, по существу, культ личности при пренебрежении интересами общества.

Рассмотрим, к примеру, смехотворное требование либерального права о неопровержимом доказательстве вины обвиняемого перед тем, как его уничтожить/изолировать от общества. Если это требование соблюдать всерьез (а оно нигде в мире всерьез не соблюдается), львиная доля преступников оставалась бы на свободе, и они продолжали бы грабить и убивать тех самых невинных человеколюбивых либералов, безопасностью которых озабочен либеральный закон. Здравый смысл говорит, что для сохранения общества лучше убить пятерых невинных, чем освободить одну какую-нибудь чикатилу.

Или другой пример. Представьте себе, что в Москве в непосредственной близости от Кремля расположился миротворческий гарнизон войск НАТО -- так, на всякий случай. Солдаты НАТО всем вежливо улыбаются и никого не обижают. Формально они -- безупречно невинные индивиды. Но, если всех этих очаровательных представителей высшей расы не уничтожить в один прекрасный момент, не разбирая, кто улыбался больше, а кто меньше, российское государство, а, следовательно, росссийское общество могут прекратить существование. Что важнее: соблюдение либеральных прав человека или спасение общества от нависшей угрозы? Ответ на этот вопрос разводит людей по разным окопам.

Последний пример не так далек от реальности, как может показаться. Либеральная пятая колонна -- не меньшая угроза российскому обществу, чем НАТОвский гарнизон. При этом я имею в виду не только тех российских либералов, которые открыто провозглашают свою ненависть к России и призывают к ее уничтожению, но и тех невинных, которых всего лишь лелеют эту мысль в душе. Что говорит нам здравый смысл? Если мы хотим сохранить страну, и те, и другие либералы должны быть безжалостно уничтожены.

А ведь именно этим занимался тов. Сталин. Он прекрасно понимал, что утопия благополучного общества, составленного из свободных благородных людей, совершенно невозможна. Он понимал, что нужно искать компромисс, и он этот компромисс нашел.

Чего и нам желаю.

О голубом ворье в английском правительстве, самом досточтимом правительстве в мире

Статья Би-Би-Си представляет дело так: мол, злодейские фирмы, продающие правительству вычислительную технику, назначают цены до 10 раз выше обычных рыночных и просят за одну настольную PC 3,500 фунтов (5,700 долларов).

Однако наивные и невинные британские журналюги и члены парламента, очевидно, даже и не задумываются над вопросом, почему правительственные чиновники оплачивают из казны эти абсурдные цены.