November 21st, 2011

Свобода грешить в христианстве, исламе и либерализме

Мусульмане, желающие мирного сосуществования с христианами, обычно говорят, что ислам -- мирная религия, призывающая к добру, подобно христианству, а мусульмане в большинстве -- доброжелательные достойные люди.

В это хочется верить, однако есть существенная разница между христианством и исламом, которая обуславливает ислам как религию намного более низкого уровня во многих отношениях и весьма опасную. Впрочем, я очень мало знаю об исламе и сожалею об этом; ислам следовало бы изучать, но он по многим слабоуловимым причинам вызывает априорное сильное отторжение, поэтому подступиться к нему труднее. Кроме того, по поводу христианства есть много более или менее популярной литературы, да и "большая" художественная литература изучала христианство очень пристрастно (одни Толстой и Достоевский чего стоят!); ислам же, по понятным причинам, популяризировался очень мало, по крайней мере, на русском языке.

Однако к делу. Я сформулирую отношение к греху в разных религиях.

Христианство: Ты волен грешить, но после смерти придется ответить на Страшном Суде.

Ислам: Грешить запрещено; наказание за грех -- здесь и сейчас от рук единоверцев.

Либерализм: Грешить имею право, грешить хочу, и мне за это ничего не будет!

Ну, либерализм -- это тупиковая ветвь эволюции, приводящая к взаимному отчуждению людей и полной деградации -- сначала моральной, а потом и физической, и экономической; этим и ограничимся.

В христианстве Бог попускает греху, и это приводит к проблеме теодицеи, то есть оправдания Бога, одним из наиболее ярких проявлений которой является истерика Ивана Карамазова (то есть самого Достоевского) по поводу "слезинки замученного ребенка" в "Братьях Карамазовых".

Ислам, очевидно, чтобы избегнуть этой проблемы и не поставить Бога в неудобное положение, решает проблему греха самодеятельным его пресечением самими мусульманами методом побивания закопанного грешника камнями, повешения и т.п. Однако этот подход имеет существенные слабые места:

1) Помогая Богу навести справедливость путем наказания грешников, не оскобляем ли мы Его предположением, что Он сам не сможет расправиться с нечестивцами?

2) Не оскорбляем ли мы Его, подвергая сомнению Его способность вынести справедливый приговор?

3) Если грешник остается безнаказанным, как, например, Салман Рушди с его "Сатанинскими стихами", как к этому относиться: как к беспомощности Бога или нерадивости мусульманского сообщества?

4) Как можно быть уверенным, что люди способны правильно квалифицировать и устанавливать грех, то есть, к примеру, действительно ли упомянутый выше Салман Рушди -- грешник? Мусульмане часто казнят людей просто на основании свидетельских показаний, что, собственно говоря, и прописано в Коране как достаточное основание, но люди способны ко лжи и, зачастую, лгут гораздо чаще, чем говорят правду; не означает ли это, что мусульмане часто изуверски убивают невинных или недостаточно виновных, будучи введенными в заблуждение?

Атеистам, конечно, трудно вникать в эту проблематику, но попытайтесь представить себе мышление верующих, уверенных во всемогуществе и всеведении Бога: мусульмане пытаются бежать поперед Батьки в пекло -- это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Христианство же, осмысляющее торжество зла на этом свете, нашло эффектное, непротиворечивое и, может быть, единственно возможное разрешение проблемы теодицеи: зло творится, потому что Господь решил не ограничивать свободу воли людей, но оно непременно будет наказано в обстоятельствах, когда свобода воли утрачивает смысл -- в мире нематериальном, потустороннем. Христианство отвергло изуверскую практику иудейского самосуда, которую унаследовал ислам: "Кто сам без греха, пусть первый бросит в неё камень; не судите, да не судимы будете."

Таким образом, ислам, хотя и возник тогда, когда существовала уже развитая христианская теология, оказался варварской, узколобой и изуверской религией вне зависимости от того, чисты ли души его последователей.

ПРИЛОЖЕНИЕ. Что нам в них не нравится.

Военная экономика, военная разведка и политиканство в СССР

В.Шлыков, Генштаб и экономика.

Полковник ГРУ в отставке В.Шлыков умер 2 дня назад. Несмотря на то, что он запятнал себя сотрудничеством с самыми отъявленными врагами нашего народа и государства, представленный им материал выглядит профессиональным, добросовестным, правдоподобным и является очень интересным.

Насыщенная статья С.Егишянца

Вперед в прошлое -- о всемирной катастрофе, вызванной разгулом либерализма.

Пара цитат:
Но у свободного рынка положительные обратные связи (богатые богатеют, бедные беднеют) -- как следует из "задачи о безопасной игре", в которой в конкурентной борьбе "при прочих равных условиях" (фетиш либерализма) шансы на выигрыш пропорциональны начальному капиталу игроков.
А здесь -- интересная статистика:
"Професииональные прогрессисты" изрыгают хулы жестокости старых времён -- это ложь: так, историки оценивают число убитых испанской инквизицией в 3-5 тыс. человек за 353 года -- а французские борцы за "свободу-равенство-братство" казнили столько людей каждые 2 дня; про их тутошних коллег и вспомнить страшно. Проклятая инквизиция в Испании, Италии и Португалии сожгла аж 99 ведьм -- а добрые "гражданские власти" учиняют охоту на ведьм перманентно. Свободное движение через границы товаров, денег и людей порождает терроризм -- для борьбы с которым свобода частной жизни стесняется невиданным в традиции масштабом; это не помогает -- согласно последним данным (R.A. Pape, J.K. Feldman. Cutting the Fuse: The Explosion of Global Suicide Terrorism and How to Stop It. University of Chicago Press, 2010), в 1980-2003 годах было 350 атак смертников, а в 2004-2009 -- уже 1833 (при этом доля антиамериканских акций повысилась с 15% до 92%). За последние век-полтора уровень убийств (на 100 тыс. человек) в США вырос в 4-5 раз, в Британии и России -- втрое; уровни самоубийств взлетели на порядок.
И, напоследок, о либеральном плагиате:
Вопреки либеральному треску, принципы гуманизма рождены не Всеобщей декларацией прав человека, а ещё римскими юристами II-III веков и через законы Юстиниана (VI век) вошли в обычай. "По естественному праву все рождаются свободными" (Ульпиан). "Гражданский разум может ущемить гражданские, но не естественные права" (Гай). "Свобода -- естественная возможность каждого делать то, что он хочет, если он не прибегает к насилию и не нарушает закон" (Флорентин). "Никто не должен терпеть наказание за мысли" (Ульпиан). "Нельзя изобличить иначе, как письменными документами или с помощью свидетелей" (Павел). "В сомнительных случаях всегда предпочтительны более мягкие решения" (Гай). "Домашние не должны привлекаться в качестве свидетелей" (Ульпиан). "Отцовское преступление или наказание -- никоим образом не пятно на репутации сына" (Каллистрат). "Нельзя дважды наказывать за одно и то же" (Гай). "Никто не должен изгоняться из своего дома" (Павел). "Новобранцев следует щадить" (Модестин). "Защищаться силой от насилия позволяют все законы и все права" (Павел).