December 2nd, 2011

Об антисемитизме в форме теории заговора

Здесь речь пойдет о высказываниях стиля "Протокола сионских мудрецов", например: "Евреи совершили в России Октябрский переворот 1917 года и в своё удовольствие истребили множество русских людей".

Чем теория заговора как паранойя (я назову ее "конспирология") отличается от теории заговора как разумной исторической гипотезы? Об этом я немало писал (см. тэг conspiracy; рекомендую эту заметку), но суть проста: конспирология предполагает, что заговорщики обладают сверхъестественными возможностями, в том числе способностью безукоризненно планировать сколь угодно сложные и неустойчивые процессы.

Представление "всё зло от евреев" наделяет евреев сверхъественным могуществом, а потому является конспирологией. Впрочем, может быть, они и обладают чудовищным могуществом, но пока мне не попадались никакие разумные объяснения механизма этого могущества, и я сам не могу придумать такого объяснения, потому я отношусь к этому представлению без нервного трепета -- примерно так, как к рассказам о найденных или виденных инопланетянах: инопланетяне, конечно, могут существовать -- чем черт не шутит, -- но серьезных данных пока нет.

Теория вероятностей: вера или надежда?

Стоит ли стоять на берегу моря перед склоном горы? Ведь гора может сойти в море и поглотить нас!

"Это невозможно!" -- скажете вы.

Ну почему же? Предположим, мы верим в закон сохранения энергии (хотя и не обязаны), тогда горе энергетически выгодно распластаться, засыпав всё вокруг, тем более, сойти в море, опускаясь всё ниже вдоль склона дна.

Что мешает горе это сделать? Потенциальный энергетический барьер в виде межмолекулярных связей молекул горы: чтобы получить много энергии с горы, свалив ее в море, надо приложить относительно немного энергии для преодоления этого барьера (собственно говоря, это то, что делают бульдозеры, сравнивающие гору с окружающим рельефом).

Но это так только в классической физике! В квантовой физике энергетический барьер может быть преодолен в результате туннельного эффекта! Предположим далее, что все молекулы случайно разом преодолели энергетический барьер, и -- вуаля -- гора сошла в море!

Почему же мы не боимся стоять под горой? Потому что наука учит нас, что вероятность схода горы в море ничтожно низка. Нет, наука не говорит, что это невозможно, поэтому мы не можем верить в свою безопасность, но наука дает нам надежду: "Не беспокойтесь, вероятность катастрофы ничтожна."

Кстати, параноик может рассудить, что наука и не запрещает никому, стоящему на земле, провалиться сквозь землю и задохнуться, но вероятность этого еще меньше: всё-таки гора обладает несравнимо большей энергией, которую ей "хотелось бы" рассеять, сравнительно с потенциальным барьером, который надо для этого рассеяния преодолеть.

Итак, теория вероятностей -- штука престранная, стоящая на границе между наукой и религией: наука может дать веру, а теория вероятностей -- лишь надежду. Например, все расчеты безопасности ядерных станций говорят, что вероятность катастрофы такова, что в среднем, будет происходить одна катастрофа в стопицот гадзильонов лет. Это утешает, конечно, но уже на нашей памяти произошли, по крайней мере, три катастрофы на ядерных электрических станциях.

"Бог не играет в кости," -- провозгласил Эйнштейн. Как сказать... Благодаря квантовой теории сейчас вся наука базируется на вероятностях, то есть на надежде, а надежда на слепой случай ничуть не лучше надежды на Бога...

a_round_loaf опровергает утверждение «Существование бога невозможно доказать или опровергнуть!»

Воинствующих атеистов всё же надо записывать в ту же категорию психов, что и изобретателей вечных двигателей. Вот тут случайно наткнулся на одного -- a_round_loaf, -- по иронии судьбы, потому, что он исключил меня из френдов. А я всегда просматриваю дневники тех, кто включает меня во френды и исключает из них. (В последнее время я, кажется, становлюсь популярным у маркетологов и секс-меньшинств.)

Поскольку предмет пережёван не раз, воинствующий атеист вынужден становиться многословным, чтобы обрести иллюзию оригинальности. Опровержение тезиса «Существование бога невозможно доказать или опровергнуть!» сводится, в конечном итоге, к следующему. Если существование бога невозможно доказать, то он ненаблюдаем, а потому никак не может себя проявить, а это то же самое, как если бы его не было вовсе.

Детский сад, право слово! Но, отдадим должное этому атеисту, он натолкнул меня на некоторые плодотворные размышления (как обычно, под струями утреннего душа).

Итак, можем ли мы верить в Бога, одновременно полагая, что Его бытие недоказуемо? Для положительного ответа достаточно привести хотя бы один пример, что я и собираюсь сделать.

Что такое Бог? Это носитель разума, управляющий миром. А в чем состоит уникальное свойство разума? В его непредсказуемости! Наука, предположительно, рано или поздно может предсказать всё, но только не решения свободного разума, во всяком случае, разума божественного. То есть, другими словами, если наука может предсказать абсолютно всё, Бога нет; если есть что-то, что она не может предсказать, БОГ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ, но не обязательно существует.

Ну, а дальше совсем просто -- см. написанную сегодня в качестве леммы заметку Теория вероятностей: вера или надежда?

Рассмотрим, для примера, такой прелюбопытнейший процесс, как возникновение жизни, который самая что ни на есть научная наука считает явлением СЛУЧАЙНЫМ: вот мол, собрались случайно некоторое количество нуклеотидов, аминокислот, жиров и всякой мелочи в одном месте, да и сложились случайно в машинку, способную воспроизводить себя, как часы.

Могло это произойти случайно? -- Запросто!

А могло быть это подстроено Богом? -- Почему бы и нет?

Может ли мы быть уверены, что это произошло случайно? -- Нет: никогда нельзя ни в чем быть уверенным, если дело касается случайных событий.

Можем ли мы быть уверенным, что это была игра Божьего разума? -- Абсолютно нет.

А то, что это не было Его игрой? -- Тоже нет.

Вот ведь какая штука жизнь: могла быть создана Богом, но была ли Им создана -- науке это не известно!

Я уж не говорю о том, что можно представить себе существование мира, из которого к нам не приходят никакие сигналы, то есть мира потустороннего, откуда счастливые очевидцы бытия Бога, обретшие соответствующие доказательства, не могут их нам переправить...

О "еврейской исключительности"

Эта концепция -- Jewish exclusivism -- "еврейская исключительность" -- порождает утверждение о том, что евреи -- особенные страдальцы Второй Мировой войны, и что всё нацистское злодейство были направлено преимущественно против них.

Здесь -- довольно обширный и на удивление весьма пристойный материал (в том смысле, что он не требует немедленно отправить инакомыслящих в тюрьму), обосновывающий эту концепцию: D. G. Myers, Jews Without Memory: Sophie’s Choice and the Ideology of Liberal Anti-Judaism.

Осторожно, много букав (и еще больше евреев)!

Вот цитата для затравки:

The hostility to Jewish exclusivism is a hostility to Jewishness as such, because the Jews are defined by the exclusivist conviction that they are an autonomous and chosen people.(19) Liberalism is disturbed by the chauvinism or even racism implicit in the very concept. And what it proposes instead is the ideal of impartial morality. Perhaps the best contemporary example -- certainly among the most influential -- is John Rawls’s Theory of Justice, which argues that deliberative morality must occur behind a "veil of ignorance" (136-42). On Rawls’s argument, justice demands that people behave as if they did not know their real circumstances, whether they are rich or poor, powerful or weak, well-connected or isolated -- or Gentile or Jewish. The demand of modern secular liberalism, in other words, is that people divest themselves of their historical identity as a prerequisite to justice. And if the Jews wish to belong to a just society, then -- if they wish to be moral -- they must give up the chauvinistic or even racist conception of themselves as a chosen people. In political terms they are expected to abandon the idea of themselves as a distinct and autonomous people, and assimilate into the majority. In theological terms they are asked to opt out of their covenant with the Jewish God, which is the basis of their election, and to embrace an impartial morality that excludes any preference for their own kind ("to the Jews as a people, nothing"). In short, they are to stop being Jews -- except on the understanding that religious affiliation is an individual concern, a matter of private worship, which is not the Jewish understanding. Even to worship as Jews, they must adopt the Christian majority’s conception of themselves. They must not consecrate their own history in their own way, but must acknowledge that they are racists if they do. And it is never thought that these demands might be conversion and annihilation under different names.