December 23rd, 2011

Атака на Крисмас -- вопиющее еврейское лицемерие

"Крисмас" -- так англоязычные люди называют праздник Рождества Христова, который они празднуют 25 декабря, и именно в США и Великобритании этот праздник подвергается атаке (статья Би-Би-Си по ссылке называется "Война против Крисмаса: Фестиваль подвергается нападению?"), впрочем, весьма специфической.

(Я использую слово "Крисмас", поскольку этот праздник уж очень отличается от нашего Рождества, которое, благодаря Советской власти, оказалось полностью лишенным коммерциализации; это, впрочем, явилось невольным побочным эффектом советской идеологии.)

Разнообразные активисты требуют удалить символы этого праздника из общественных мест и государственных учреждений, американским конгрессменам запрещено официально поздравлять с Крисмасом, и т.п.

В то же время -- оцените степень лицемерия! -- 25 декабря обозначен в официальных календарях как "Christmas Day", является официальным праздником-нерабочим днем, и ни один из активистов не возвысил голос против этого, казалось бы, самого заметного включения праздника в государственную жизнь, более двух веков нарушающего положение конституции США об отделении церкви от государства!

Почему так? Cherchez le Juif, -- как говорят французы. Евреи ненавидят христианство, но гораздо больше они любят деньги, и Крисмас приносит им много, много денег. Поэтому они хотят выхолостить суть праздника, но оставить его чучело в качестве приманки для расточительных гоев.

О потребительском обществе

Что нового можно сказать о потребительском обществе? Казалось бы, и так всё понятно -- оно потребляет.

В самом деле, предметом гордости представителя потребительского общества является ПРИОБРЕТЕНИЕ той или иной вещи. Для представителя же традиционного общества предметом гордости является СОЗИДАНИЕ вещи. Однако я добавлю здесь два важных пункта.

Во-первых, для того, чтобы потребитель мог гордиться своим потребительством, он непременно должен презирать производителя, иначе ему придется презирать самого себя. Не случайно в разгар потребительского беснования в 1990-х годах возник термин "постиндустриальная экономика" -- он явился эвфемизмом для экономики, которая квалифицирует традиционную, производящую экономику как архаичную, отсталую и второсортную. Впрочем, этот термин оказался весьма короткоживущим, и сейчас его никто не вспоминает.

Флаган мирового потребительства -- США -- 80% величины своего валового национального продукта выводит из оборота сферы услуг, то есть чистого потребительства, незамутненного никаким производством. Другими словами, вклад США в существование человечества -- лишь 20% от суммы в 12 триллионов долларов или сколько там они себе приписали; экономика США оказывается фантомом, выглядящим в 5 раз больше, чем она есть на самом деле, да и то по шулерскому ценообразованию, контролируемому американцами.

Во-вторых, трудно усомниться, что потребительское общество -- непременно паразитическое и дегенеративное. Оно паразитирует либо на странах третьего мира, как Запад, либо на природных ресурсах, как Россия. Его можно уподобить парализованному старику, лежащему в дорогом госпитале на больничной кровати и увешанному трубочками и проводами системы внешнего жизнеобеспечения.

Проверьте ваш либеральный IQ, или Казнить нельзя помиловать: Обсуждение, часть I

Благодарю всех, принявших участие в опросе!

Условия задачи были такие: про двух идентичных близнецов достоверно известно, что один из них совершил страшное злодейство вроде расчленения и убийства нескольких маленьких детей, а второй -- совершенно невиновен. Арестованы оба, но свидетели и преступления, и алиби не могут определить, кто из двоих был на месте преступления, а кто -- в совсем другом месте.

За то, чтобы
1) посадить в тюрьму обоих пожизненно, высказались 15 человек; назовем этот вариант сталинистским террором;
2) посадить одного случайно выбранного -- 6 человек;
3) и за то, чтобы освободить обоих -- 12 человек; это, очевидно, либеральный вариант.


Рассмотрим сначала вероятностный подход к этой задаче. Допустим, злодеи такого сорта периодически умучивают в среднем 4 детей за раз, и, допустим, таких злодейств, сопровождающихся арестом злодея и его идентификацией с вероятностью в 50% (как в нашей задаче), совершается достаточно много за период наблюдения, скажем, 1000. Для простоты предположим, что преступления совершаются в точности по изложенной схеме, то есть арестовываются всегда двое, один из которых -- злодей, а другой -- невиновный.

Тогда для решения 1) количество невинно заключенных или казненных будет в точности 1000, так как один из братьев заведомо не виновен, но не будет более пострадавших от этих злодеев детей. Общий баланс для решения 1) -- 1000 невинных жертв.

Для решения 2) среднее (или, как говорят математики, "математическое ожидание") количества невинно заключенных или казненных будет 1000* ½ = 500, так как есть вероятность ½ осудить невиновного, а среднее количества замученных детей -- 1000 * 4 * ½ = 2000, поскольку вероятность выпустить злодея по ошибке тоже равна ½, и при этом типовое количество жертв злодея -- 4. Таким образом, баланс решения 2): 500 + 2000 = 2500 невинных жертв, из них 2000 замученных детей.

Для решения 3) количество невинно наказанных равно 0, а количество детей, замученных в будущем выпущенными на свободу злодеями -- 1000 * 4 = 4000. Баланс жертв для решения 3) -- 4000, все из которых -- замученные дети.

Какие выводы мы можем сделать из этого рассмотрения?

Во-первых, невинные жертвы будут всегда, какое бы решение -- от сталинистского до полностью либерального -- мы ни выбрали, но их состав будет различным.

Во-вторых, при либеральном подходе невинных жертв будет в 4 раза больше, чем при сталинистском.

Более того, при либеральном подходе близнецы могут действовать как банда, то есть по сговору, и совершать преступления открыто и с особым цинизмом, зная, что преступника никогда нельзя будет достоверно уличить, а потому оба из них будут раз за разом выпускаться на свободу.

Почему же либеральный подход пользуется такой популярностью?

Об этом я напишу в следующей заметке, вероятно, на следующей неделе, а пока прошу высказать ваши мнения.

Парадоксы карательного либерализма

Французская Национальная Ассамблея утвердила законопроект, согласно которому публичное отрицания геноцида армян турками в 1915-1916 годах является уголовным преступлением, за которое будут присуждать один год тюремного заключения и штраф в 45000 евро. Чтобы стать законом, этот законопроект должен быть утвержден Сенатом.

Закон проталкивается Саркози, но многие высокопоставленные французские политики, включая министра иностранных дел по имени Alain Juppe, публично выступают против него.

Возникает интересная ситуация: если закон пройдет, министр иностранных дел Франции может оказаться преступником и отправиться в тюрьму. Пока же закон не принят, он -- уважаемый и почтенный гражданин.

Мы, русские люди, привыкли думать, что преступник -- это всегда злодей, то есть морально презренный человек. Здесь же оказывается, что ответ на вопрос: злодей ли Alain Juppe или душа общества, целиком зависит от некоего крючкотворства неких мало кому известных людей -- ну не идиотизм парадокс ли?