February 10th, 2012

Коровокост: Сюжет для небольшого фантастического рассказа

Суть предлагаемого рассказа состоит в том, что наука вдруг выяснила, что коровы мыслят и обладают языком, пусть и простым, как мычание, но достаточно содержательным. Люди постепенно научились понимать коровий язык и выяснили, что у них даже существует свой фольклор, устно передаваемый внутри стада от поколения к поколению, об их взаимоотношениях с двуногими господами, которые иногда забирают членов стада в свои рычащие вонючие колесницы, после чего эти члены никогда более не возвращаются...

Для особо продвинутых коров, овладевших азами английского, была разработана даже большая клавиатура с кнопками под размер копыт, с помощью которой они могли печатать свои мемуары.

Интересно было бы описать, как изменится, если вообще изменится, отношение людей к говядине в гастрономическом смысле в результате такого открытия. Скорее всего, возникнут про-говяжьи и анти-говяжьи партии, экстремисты подожгут пару мясокомбинатов, а одну из коров, возможно, сделают членом парламента...

Законы об уголовном преследовании отрицателей холокоста: Юридический взгляд

"Незнание закона не освобождает от ответственности" -- с этой максимой советского уголовного права мы хорошо знакомы. Что ж, ее нельзя не признать разумной, иначе любой преступник мог бы оправдываться тем, что ему никогда в руки не попался уголовный кодекс.

Однако, справедливость требует признать, что знание о законе должно быть доступно для каждого, а уж изучать его или нет -- вопрос личного выбора.

Рассмотрим с этой точки зрения законы об уголовном преследовании отрицателей холокоста, принятые в ряде европейских стран и Израиле. Почти все они объявляют преступлением публичное приуменьшение масштаба преступлений, совершенных германским нацистским режимом. Однако эта формулировка весьма лукава. Если человека обвиняют в приуменьшении, то должна быть какая-то точка отсчета, относительно которой можно было бы оценивать это приуменьшение.

Честнее всего было бы вставить в закон эту точку отсчета, заявляя, например, что тот, кто считает, что количество еврейских жертв было меньше шести миллионов, подлежит тюремному заключению. И тогда человека, приуменьшившего оценку жертв на миллион, можно было бы приговорить, скажем, к году заключения, на два миллиона -- к двум годам, и т.д. Этот закон был бы глуп, но это был бы закон. Но нигде в законах нет конкретной цифры. Как же законопослушный гражданин должен судить о том, не преступает ли он закон?

Предположим, кого-то судят за приуменьшение. Но тогда уже на суде должна быть названа цифра, относительно которой злоумышленник приуменьшил. А как суд будет оценивать достоверность этой цифры? Известно, что существует большой разброс данных, в том числе и среди самых проеврейских еврейских специалистов. Да и является ли это компетенцией суда -- оценивать достоверность исторических гипотез?

Очевидно, эта ситуация совершенно абсурдна с вполне беспристрастной, юридической точки зрения.

Ирония судьбы состоит в том, что израильский закон, от которого можно было бы ожидать, что он будет самым драконовским, оказывается наиболее вменяемым: он предполагает преследование только тех, кто действует в интересах оправдания нацистских преступлений -- разумеется, подход юридически ничтожный, но имеющий смысл, хотя бы, с обывательской точки зрения. Верю ли я в холокостную пропаганду? Нисколько. Симпатизирую ли я нацистскому режиму? Ни в малейшей степени.

Либерализм сделал своё дело -- либерализм должен уйти

Вне зависимости от того, в какой мере достоверны декларации холокостной пропаганды, законы против отрицателей холокоста абсурдны не только с юридической точки зрения, но даже с точки зрения банального здравого смысла. Почему же этот плевок в лицо европейской цивилизации был осуществлен? И кем это было сделано?

Холокостники говорят о том, что отрицатели холокоста -- антисемиты, и именно потому, что эти отрицатели обычно приписывают принятие этих законов еврейскому заговору. Однако, как и в случае с любой теорией заговора, оценим, насколько вероятно, что еврейство обладает такой непреодолимой силой, что может ломать через колено европейскую культуру даже в странах с такой долгой историей либерализма, как Франция.

Я думаю, это не очень вероятно. Мне кажется, приписывать этот политический цирк еврейству означало бы сильно преувеличивать его возможности. Я антисемитом не являюсь.

Но если не они, то кто же? Здесь я выскажу гипотезу, исходящую из, возможно, неожиданного предположения о том, что законы против отрицателей холокоста приняты не только и столько в интересах еврейства, как многие считают очевидным, а с гораздо более дальним прицелом.

Я полагаю, что это -- замаскированная попытка атаки против либерализма вообще, предпринятая транснациональной мировой элитой. Просто холокостная пропаганда дала для этой атаки очень удобный повод, чтобы попробовать надеть на европейскую мысль первый намордник, -- повод, позволяющий, кроме прочего, нарядить эту атаку в шкуру человеколюбия: вот мол, не корысти ради, а токмо волею пославших нас огнестрадальцев...

То есть это только один шаг в некоем направлении, за которым последовали и другие ("преследование преступлений на почве ненависти"), а потом и третьи ("преследование критиков гомосексуализма"), и т.д. В конечном итоге в один прекрасный день мы можем узнать, что и критика капитализма и финансовой олигархии подлежит уголовному преследованию. Во всяком случае, уже сейчас восточноевропейские недостраны тихой сапой приняли законы и против коммунизма тоже.

Либерализм, использованный для разрушения традиционного общества, выполнил свою функцию. Мировой элите приходилось мириться с вольностями, которые его сопровождали, но теперь наступает пора затягивания гаек...

Навального понесло...

Navalny: "Список путинских подонков"

Если этот список достоверный, то интересно отметить, что там, в основном, представители кино, песни и пляски, а серьезных людей почти нет. Единственный симпатичный мне человек там -- Наталья Нарочницкая.