January 3rd, 2013

Коммунизм -- враг свободы?

Я неоднократно писал о том, что относительные благость и благополучие советской жизни были обусловлены несвободой, которая и породила ненависть плебса к Советской власти -- см., например, О безбожности Советского Союза. Советская и прочие социалистические практики породили широко распространившийся стереотип "Коммунизм есть прежде всего несвобода".

Между тем, этот стереотип -- ложная попытка экстраполировать путь к коммунизму, подменяя им цель коммунизма. Например, патриотизм может быть сопряжен с войной на истребление врага, но это не значит, что патриотизм непременно ассоциирован с убийством.

Коммунизм предполагается быть установленным в обществе, более морально совершенном, чем современное человечество. Точно так же пресловутая демократия, по мнению самых демократных демократов -- отцов-основателей США, -- имеет смысл только в достаточно морально развитом обществе.

Итак, борьба за коммунизм включает в себя, в качестве немаловажной части, борьбу за усовершенствование человеческой природы (см., например, О концепции грехопадения человека), то есть, как у нас говорили, за создание нового человека; а уж этому новому человеку вполне можно было бы доверить свободу.

О провале советской коммунистической пропаганды

Советский агитпроп не выполнил возложенных на него задач, что привело к гибели нашей страны. Тем не менее, его ошибки уместно обсуждать и сейчас с целью выработки более правильной и действенной коммунистической пропаганды.

Прочтем для начала мою заметку Проблема коммунизма -- проблема смысла жизни, а вовсе не экономического прогресса. Суть ее можно раскрыть следующей аналогией.

Когда служебную собаку тренируют спасать людей, ей дают угощение после каждого удачно выполненного упражнения. В результате может случиться, что собака будет оценивать качество своей жизни по количеству угощений, а не по количеству спасенных людей. Приманка может подменить смысл жизни.

Для советских людей, ведомых к коммунизму, такой приманкой было обещание сытой и праздной жизни. Но смысл коммунизма совсем не в материальном изобилии! Смысл коммунизма -- в нравственном совершенстве, которое должно обеспечить, в том числе, и справедливое распределение материальных благ. Таким образом, пресловутое материальное благополучие должно было быть лишь побочным эффектом главной цели -- построения нового содружества новых нравственно совершенных людей.

Лозунг позднего советского периода -- "Все более полное удовлетворение потребностей трудящихся" -- будучи конфеткой, подслащивающей трудности переходного периода, стал восприниматься как самоцель, и нетерпеливый советский народ, обретавший всё большую тягу к сладкому, начал устраивать истерики, суча ножками по полу. Собственно говоря, доминирование этого лозунга было признаком капитуляции КПСС в решении задачи совершенствования народа, которая стала казаться непосильной.

Значит ли это, что я против всеобщего обеспечения стиральными машинами и пылесосами? Нет. Но целью должно было быть не потребительство, а освобождение человека от рутины, освобождение его времени, которое должно было быть направлено на духовный рост. Поэтому стиральная машина -- это хорошо, а, например, автомобиль -- это искуственно созданная потребность, провоцирующая зависть и жадность, то есть действующая против основной коммунистической задачи. Чтобы это понять, представьте себе, что некая политическая партия начнет обещать снабдить каждого человека личным самолетом. Это будет очевидным абсурдом: даже далеко не все богачи имеют личные самолеты ввиду ненадобности. Однако, если вдуматься, владение личным автомобилем по степени абсурдности мало чем отличается от владения самолетом.

Советская карательная психиатрия, говорите?

Почитайте же, чем занимался шотландско-канадский психиатр Donald Ewen Cameron, первый президент Международной психиатрической ассоциации, американской и канадской психиатрических ассоциаций, а также член Нюрнбергского трибунала над врачами-убийцами 1946-1947 годов: проект MKUltra. Если читать по-английски совсем невмоготу, ткните на "Русский" слева в столбце языков.