February 3rd, 2013

О роли личности в истории: Время утверждать и время опровергать утверждённое

В известном советском диспуте о роли личности в истории -- советском, хотя и привлекавшем к спору таких досоветских авторитетов, как граф Толстой с его "Войной и миром", -- я склонялся к советскому же заключению: никакая личность не может существенно повлиять на неуклонную и прогрессивную поступь истории, подчиняющуюся строгим законам исторического материализма -- с наукой не забалуешь! Мне очень понравился в своё время рассказ Севера Гансовского (национальность? Нет, как это ни странно...) Демон истории, в котором, чтобы предупредить страшную войну, из будущего в прошлое был направлен терминатор для убийства Юргена Астера, будущего бесноватого Отца, принесшего множество горестей человечеству. Убийство удалось, и терминатор вздохнул с облегчением, не обращая внимания на невзрачного и никчемного свидетеля, имя которому было Адольф Гитлер.

В общем, вы гоните черта в дверь, а он лезет в окно. Не стало Астера, появился Гитлер, не было бы Гитлера, появился бы какой-нибудь Шмитлер с примерно тем же суммарным исходом.

Однако именно головокружительная история XX века, как мне теперь кажется, опровергает это утверждение. Возьмем того же Гитлера -- человека действительно гиперактивного до бесноватости. Был бы другой фюрер на месте главы довоенной Германии агрессивным и бесчеловечным расистом? Наверняка: расизм германских народов (сюда, разумеется, относятся и англо-саксы) -- явление, глубого укорененное в германской душе, если угодно, её коллективное бессознательное. Но ход истории мог бы оказаться совершенно другим.

В самом деле, Германии не хватило какой-то пары лет, чтобы довести до ума межконтинентальную баллистическую ракету, реактивную авиацию и создать ядерное оружие. Остановись Гитлер в начале 1941 года и возьми он военный тайм-аут на несколько лет, трудно сомневаться, что Германия первая создала бы все эти научно-военные новинки, способные радикальным образом изменить геополитический ландшафт.

Германии, таким образом, чудовищно не повезло: ей попался слишком ретивый и нетерпеливый вождь, который если и не уничтожил шанс для этой некогда великой страны стать мировым гегемоном, то, во всяком случае, отдалил его на многие десятилетия.

Еще раз для вас, мои дорогие русские читатели: мы-то думаем, что нам не повезло из-за предателя Горбачева и его последышей; сравните, как не повезло великой Германии и её великому народу -- поразительно талантливому, добросовестному и трудолюбивому -- с её патриотичным до мозга костей фюрером!

Мы же, русские, на самом деле оказались баловнями судьбы и получили то, чего никак не заслуживали: статус одной из величайших империй мира -- я имею в виду Советскую империю, построенную тов. Сталиным! Да, тов. Сталин -- это другой мощнейший аргумент в пользу того, что личность может фундаментальным образом изменить ход истории, вопреки наивным влажным мечтам талмудиста и начетника Карла Маркса.

Сейчас, правда, мы опять вернулись в состояние, которое коммунисты называли "каждому -- по способностям" и о котором Христос говорил: "По вере вашей да будет вам". Мы получили своё разбитое корыто, а большего мы и не заслуживаем; увы, второго Сталина у меня для вас нет...

Будущий (надеюсь) министр обороны США: "Еврейское лобби терроризирует многих в правительстве США"

Бывший американский сенатор Chuck Hagel, выдвинутый Обамою на должность министра обороны США, сказал в интервью в 2006 году: "Еврейское лобби терроризирует многих в правительстве США, вынуждая его делать глупости. ... Я не израильский сенатор. Я сенатор Соединенных Штатов."

"Ага," -- сказало еврейское лобби.-- "Ты хочешь быть министром обороны? А мы вот тебя сейчас мордой и в говно!"

Пришлось, краснея и бледняя и комкая кепку в руках, извиняться, кланяться и благодарить: "Дяденьки, простите засранца, я не должен был говорить "еврейское лобби", я должен был сказать "про-израильское лобби". А также слово "терроризирует" -- это как-то нехорошо... Я должен был использовать слово "влияние". Я думаю, это было бы более подходящим. Я также не должен был употреблять слова "дурацкий" или "глупый", поскольку я понимаю и осознаю, что существуют и другие взгляды на эти вещи..."

Это покаяние в стиле школьника, не выучившего урок, по иронии судьбы, еще более выпукло демонстрирует его собственные слова о почти сверхъественной (конспирологи, чур меня!) мощи еврейского лобби.

Неужели в кои веки в американском правительстве окажется относительно порядочный человек?

См. также статью здесь.

Википедия не совершенна, но без неё было бы много хуже

Среди русскоязычных снобов принято поносить Википедию: вот, мол, её пишут глупые, невежественные, необъективные, нечестные, подкупленные, тенденциозные, непорядочные люди. Как бы там ни было, результат получается у этих людей совершенно замечательный!

Даже в освещении чрезвычайно болезненных точек человеческой истории, выполненном явно пристрастно, можно, тем не менее, выявить достоверные тенденции в подспудных течениях идеологической борьбы. Ложь иногда красноречивее правды указывает на истину. Можем ли мы требовать от Википедии правды, правды, и ничего, кроме правды? Помилуйте, её разгромят в этом случае на следующий день, и у нас не будет вообще ничего.

О пользе великого и могучего английского языка -- языка межнационального общения

Мои читатели могли заметить, что я почти всегда ссылаюсь на англоязычные новостные источники и почти никогда на русскоязычные. Это не потому, что я совершенно потерял голову от канадской колбасы и стал низкопоклоняться Западу.

Здесь есть два соображения. Во-первых, русскоязычная пресса свалилась в такую омерзительную бездну невежества, тупости, бездарности, подлости, бесчестности и бессовестности, что почти всё, что она пишет, надо брать со знаком минус.

Во-вторых, англоязычная культура -- культура нашего врага, и, если в ней находится что-то позитивное, то к этому можно относиться с высокой степенью доверия: например, сказать что-нибудь хорошее про нас для них -- как выпить соляной кислоты. В то же время даже пропагандистская культура англоязычной прессы достаточно высока для того, чтобы избегать уж совсем из ряда вон выходящего вздора, которым полна русскоязычная пресса.

По этой причине призываю всех освоить на чтение английский язык, -- пожалуй, один из самых легких языков в мире.