April 10th, 2013

Либерализм: Утопия бесконфликтного общества

Одним из главных лейтмотивов советского довоенного общества был лозунг "Если завтра война..." После же войны таковым стала мантра "Только бы не было войны...". Тяжелейшая душевная травма, нанесенная нам войной, включает в себя основной компонентой утрату представления о том, что есть вещи поважнее мира -- эту фразу сказал, увы, душегуб Рейган, американский президент; впрочем, думать так естественно для американцев, никогда от войн не страдавших.

Шокированные ужасами войны, русские оказались легкой добычей либерализма, которой соблазнил их мечтой о возможности построить бесконфликтное общество. Очевидно, в русле этой идеи возник и официальный лозунг о возможности мирного сосуществования с империалистами, побудивший нас разоружиться перед врагом сначала духовно, потом идеологически, затем экономически,  а сейчас и в военном отношении.

Между тем возможность существования бесконфликтного общества под эгидой либерализма -- наивная утопия, и мы это видим своими глазами. И дело даже не в бесконечных войнах, развязываемых либеральной американской империей и ее либеральными сателлитами. Посмотрите, что происходит на улицах либеральных городов -- в Париже и Стокгольме, Москве и Брюсселе. Тем, кто посмотреть не может непосредственно, YouTube в помощь; в частности, я поместил три ролика 1 и 2 апреля с подзаголовком "Закат Европы" про Норвегию, Францию и Швецию. (Впрочем, в ролике про Норвегию эта тема не вполне раскрыта, но интересно всё равно.) Взгляните также на маленькую заметку здесь.

Итак, отовсюду мы слышим либеральные стоны: на улицах городов бесчинствуют черножопые, то есть мусульманские представители Кавказа, Ближнего Востока, Африки и Азии. И дело, разумеется, не в цвете их жопы, а в том, что они -- представители сугубо антилиберальной идеологии -- создают конфликт с нами, беложопыми, представителями идеологии либеральной. Они чувствуют, что на либерала не нужен нож: его можно взять голыми руками, если собраться с друзьями вместе, то есть если чувствуешь рядом плечо товарища. Либерал же не может собрать друзей, чтобы дать отпор, потому что у него нет друзей, по крайней мере, друзей, способных отдать жизнь за други своя. Потому что либерализм -- это право на выбор идеологии, и либералы все, как один, предпочитают идеологию, в центре которой стоит он, любимый собой.

На эту заметку меня натолкнула вчерашняя новость: пятнадцатилетняя канадская девочка была, по её словам, изнасилована четырьмя подростками, которые, к тому же, распространили фото-свидетельство об этом в Интернете. Представитель полиции, точнее, канадского КГБ (RCMP) сказал, что не видит достаточных оснований для возбуждения уголовного дела. Девочка повесилась. И самое трагичное здесь, с моей точки зрения, не то, что девочка погибла, а то, что мерзавцы останутся безнаказанными, и это вдохновит тысячи других мерзавцев на подобные поступки.

Что сделал бы нормальный человек, находящийся поблизости? Имена ведь известны! Он бы нашел их, допросил и наказал -- возможно, приговорив к смертной казни. Что же говорят либеральные законопослушные родственники погибшей девочки? Они надеются, "что эта история поможет другим семьям, испытывающим такую же боль". (The teen's relatives said they hope their story helps families going through the same pain.)

Быть достойным человеком -- значит, в первую очередь, быть готовым отдать свою жизнь за правое дело, каким бы оно ни было: мировая ли коммунистическая революция или защита поруганной девичьей чести. Либерализм же настолько привил людям тягу к комфорту и ложное впечатление, что, авось, всё обойдется без насилия, что они не то что жизнь, но даже и маленькую толику комфорта не готовы отдать за други своя.

И здесь можно по иному взглянуть на существовавшую ранее тягу мужчин к военной службе, да даже и на, казалось бы, отвратительные обычаи русских деревень развлекаться массовым мордобоем. Дело здесь не в целях войны или мордобоя, а в самом факте готовности претерпеть боль, пусть даже и бессмысленную, чтобы убедиться в том, что ты -- мужчина, и для тебя есть вещи поважнее, чем личное благополучие.

Мне могут возразить: "Но, если, в конце концов, черножопые тоже станут либералами, то тогда и наступит конец истории и всеобщая благодать!" Однако, заметьте, девочку изнасиловали отнюдь не черножопые -- в захудалой канадской провинции Nova Scotia они не водятся, и Ливию бомбили не черножопые, и нашу советскую Родину каннибализируют наши же русские соотечественники. Да, ни одно доброе дело не остается безнаказанным, и судьба борцов за правое дело часто была мученической, но сейчас, как и всегда, перед нами стоит дилемма: стать ли героем или подонком...

Еврейский бизнес: Как высосать из пальца миллиард

Читаю заголовок: Нью-Йоркский столичный музей искусств (New York Metropolitan Museum of Art) получил  пожертвование в один миллиард долларов. Ну, думаю: кто ж это такой щедрый оказался?

Выяснилось, что это лицо еврейской национальности Leonard Lauder, парфюмерный король. Только заголовок не совсем точный: подарил он не миллиард долларов, а коллекцию мусора, названного "искусством в жанре кубизм", на которую, не долго думая, повесили этот круглый миллиардный ценник.

Живой святой

Originally posted by 10inspiration at Дедушка Добри – нищий благотворитель
dobri

98-летний нищий, дедушка Добри из болгарской деревни Баилово, одетый в домотканные одежды и древние кожаные ботинки, которые он носит зимой и летом, часто стоит у собора святого Александра Невского в Софии. Каждый день он рано встает и проходит 10 километров от своей деревни Баилово до столицы.

В 2010 году во время съемок документального фильма о соборе Александра Невского, журналист болгарского телевидения сделал в архивах церкви шокирующее открытие - самое щедрое частное пожертвование, которое когда-либо получал собор - EUR 40 000 было сделано старым нищим - дедушкой Добри.

98-летний святой не касается ни одной копейки из денег, которые ему подают. Он живет на свою пенсию в 100 евро в месяц, а также на неденежные подаяния в виде фруктов и хлеба.

Дедушка Добри помогает и многим другим, например, он оплатил коммунальные счета детского дома, оказавшегося на грани отключения тепла и света. Он также помогает бездомным. Но о всех добрых делах дедушки Добри мы никогда не узнаем, потому что он никогда о них не говорит.

По материалам: facebook