October 11th, 2013

Меня часто спрашивают, почему я живу не в Северной Корее

В Северной Корее, мол, сталинизм, а в Канаде, где я живу, -- наоборот.

Я бы, конечно, мог соврать, что мне не даётся корейский язык, но дело, конечно, не в этом.

Что значит, что я сталинист? Это значит, что я считаю сталинский режим самой справедливой и совершенной формой правления в истории человечества. Однако всякий сталинизм существует на определенном субстрате; другими словами, чтобы оценивать жизнь при сталинизме, надо оценить сначала географические и экономические условия страны, а также её исходное состояние в момент победы в ней сталинизма, или, как говорят математики, начальные и граничные условия.

"В Советском Союзе при сталинизме жилось хуже, чем в Америке!" -- вопят либералы. И это истинная правда. Однако хорошо бы посмотреть, каковы были начальные условия, когда сталинизм обрел власть, и сравнить их с соответствующим временем в Америке. И из этого сравнения можно заключить, что сталинизм добился феноменальных, невиданных в истории всего мира успехов в повышения уровня жизни и благополучия всего народа.

Тяготение же к тому или иному социальному строю очень зависит от личного благосостояния индивида. Я думаю, в России сейчас найдется немало людей, которые предпочли бы северо-корейскую жизнь гнусной российской действительности. Мой же уровень жизни достаточно высок, и отказ от него, чтобы жить в бедности, но справедливости, потребовал бы от меня значительного благородства, почти подвига.

Разумеется, я на такой подвиг не способен. Вы можете назвать меня человеком аморальным, беспринципным и т.п., и это будет справедливо. Надеюсь, вы благороднее меня. (Хоть кто-то должен же быть благородным?)

Тем не менее моя беспринципность тоже имеет свои границы. Например, я ни за какой сколь угодно высокий уровень жизни не стал бы жить в России: быть богачом в России слишком оскорбительно для человеческого достоинства, чтобы я променял ради этого богатства свою достаточно среднюю по западным меркам жизнь в стране, в которой социалистическая компонента весьма высока. (Ну, а быть в России либеральным винтиком или стружкой совсем уж безрадостно.)