March 9th, 2014

Гражданская война как отрицание национализма

Этой темы я недавно касался. Нынешние события на Украине прекрасно иллюстрируют, как отвратителен может быть национализм.

Попытаемся, однако, влезть в шкуру умного русского националиста, например, К.Крылова. Как он оценивает национализм бандеровцев? Наверное, он ему так же омерзителен, как и нам, нормальным людям. Значит ли это, что национализмы бывают "хорошие" и "плохие"? Или русский национализм, с точки зрения Крылова, уникален? Тогда его надо назвать каким-то другим словом, чтобы бандеровцы не бросали на него тень.

Рассмотрим теперь другую, надеюсь, большую часть украинского народа, которая ненавидит бандеровцев. Чтобы им быть "правильными националистами" с точки зрения Крылова, должны ли они стать бандеровцами?

Если нет, мы видим тогда, что украинцы принципиально не могут быть объединены на основании национальной идеи. Гражданская война -- пока холодная, но могущая перейти в горячую -- лучшее доказательство непригодности национализма как государствообразующей идеологии.

Ну, хорошо, на Украине -- эксцессы. А в России, кажется, тишь да гладь? Очевидно, нет. Российское общество не менее расколо, чем украинское, просто взаимная ненависть тлеет пока только в душах, не прорываясь наружу. Чиновники и простолюдины, приватизаторы и приватизированные, либералы и консерваторы, духовные насильники и насилуемые -- можно ли ожидать, что национальная идея может преодолеть разногласия между этими конфликтующими группами? Очевидно, нет. Как же может умный и талантливый человек К.Крылов упиваться националистическим угаром?

Мой ответ таков: сумасшедший, что возьмешь... Паранойя...

Еще раз убеждаюсь в правоте тов. Ленина: классовая близость сильнее и естественнее, чем националистическая. Ну, пусть не классовая, пусть нравственная -- это было бы точнее.

О социальной гордости гомосексуалистов

Побывав в шкуре националиста (бр-р-р...), залезем теперь в шкуру гомосексуалиста. Предположим, я -- гомосек. Чего бы я хотел? Чтобы мне разрешали регистрировать брак с мужчиной, и в этом браке я бы имел те же социальные и экономические привилегии, как и нормальные супруги: налоговые льготы, возможность усыновлять детей, правила наследования и т.п. Далее, я бы хотел, чтобы окружающие не дразнили меня и не смотрели с неприязнью, то есть я бы хотел, чтобы люди воспринимали меня так же, как они воспринимают нормальных людей, чтобы они не считали меня отклонением от нормы в соответствии с тем понятием о норме, которое у них существует.

В последнем уточнении кроется некоторая тонкость, к рассмотрению которой мы и перейдем.

Итак, будь я и подобные мне гомосексуалистом, я бы, может быть, захотел устроить демонстрацию против социальной дискриминации гомосексуалистов. И эта демонстрация, наверное, не отличалось бы от демонстрации, скажем, членов профсоюза, борющихся за права трудящихся, или миролюбцев, выступающих против войны. Поскольку я бы хотел, чтобы люди воспринимали гомосексуалистов подобно себе, я бы организовал демонстрацию, подобную всяким другим -- подобную не по лозунгам, конечно, а по стилю.

Как же демонстрируют реальные гомосексуалисты -- см. картинку слева? Они отнюдь не стараются показать, что они такие же, как и прочие люди. Они, наоборот, почеркивают, что они -- ДРУГИЕ. То есть они, с одной стороны, вроде бы хотят сказать: "Граждане, мы такие же люди, как и вы", но при этом изо всех сил подчеркивают своё отличие -- странно, не правда ли?

Да и само название демонстраций гомосексуалистов -- gay pride parade -- "парад гордости гомосексуалистов" -- предполагает отнюдь не равенство, за которое, якобы, борются гомосексуалисты; оно предполагает ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ, ПРЕВОСХОДСТВО, что и подчеркивается стилем одежды и поведения.

Можно, таким образом, увидеть, что подспудной задачей гомосексуальной пропаганды является отнюдь не смиренная мольба о признании гомосексуалистов соответствующими норме -- это борьба за изменение самой нормы! Гомосексуальная пропаганда -- это не более и не менее, как требование революции, принуждающей подавляющее большинство отказаться от своего представления о нормальности! Это психологический террор меньшинства против большинства.

Почему гомосексуальное лобби так влиятельно? Науке это не известно, и самая продвинутая теория из известных мне изложена Климовым в его книге Протоколы советских мудрецов -- рекомендую! Заметьте, эта книга вышла в 1981 году -- задолго до того, как гомосексуализм победной поступью зашагал по планете!

Посоветовали почитать К.Крылова -- блестящий псих!

Крылов -- антисоветчик-виртуоз: ему зазорно использовать наработанные антисоветские мифы -- он создает свои!

Вот, казалось бы, только что прошедший праздник 8 марта: ну как его использовать, чтобы кинуть ком дерьма в Советский Союз?

"Легко," -- говорит Крылов. -- "И я не буду использовать такие набившие оскомину пошлости, как ассоциацию праздника с еврейским Пуримом".

Сначала он вводит вспомогательный тезис: Советская власть навязывала русским всякие праздники победы. А 8 марта - это тоже День Победы. Это День Победы советской женщины над русским мужчиной. Ну и далее на два счета доказывается, что от этой победы проиграли все.

В общем, чистейшей паранойи чистейший образец...