November 20th, 2014

Этология человека: Неприкрытая правда о человеке, изложенная Протопоповым и Дольником

"Этология человека" -- звучит невинно, мол, еще какая-то наука... Здесь, однако, я буду говорить о совершенно новых для меня (и для большинства из вас, дорогие товарищи) взглядах на человека, разрушающих многие наши культурные стереотипы, сформулированных А.И.Протопоповым, прежде всего в книге ТРАКТАТ О ЛЮБВИ, как её понимает жуткий зануда, и В.Р. Дольником в книге Непослушное дитя биосферы (мои многочисленные комментарии по поводу этих книг, опубликованные с 9 июля по 5 августа, можно легко найти по тэгу biology), которые они и обозначают словами "этология человека".

Многие ли из вас прочтут эти книги, тем более внимательно? Вряд ли. Поэтому я предлагаю вам дайджест -- краткое изложение самого важного, на мой взгляд.

1. Естественный отбор отнюдь не порождает совершенные существа
(Об этом я немного писал.) Здесь я буду опираться на эволюционную гипотезу о происхождении человека, поскольку наблюдаемые факты ей, кажется, не противоречат. (Если вам угодно рассмотреть альтернативы -- пожалуйста, излагайте в комментариях.)

Естественный отбор, будучи, наверное, наиболее бездушным процессом, который только можно вообразить, не ставит цели и не выполняет их. Совершенствование организмов -- побочный эффект борьбы за выживание. Организмы совершенствуются только в той мере, какая необходима для выживания. Выживающий вид перестает совершенствоваться.

По этой причине существует множество несовершенных биологических видов, и один из самых несовершенных -- человек. Почему? Потому что именно человек в большей или меньшей мере отключил механизм естественного отбора, включив отбор искусственный, и при этом фантастическим образом изменил свою среду обитания (сравните жизнь в джунглях и в доме со всеми удобствами). Чем, например, являются дегенеративные потомки аристократических родов (взгляните на принца Чарльза, например)? Результатом искусственного отбора или, лучше сказать, анти-отбора.

2. Человек -- это дикая мешанина противоречащих друг другу инстинктов
У животных, конкурируюших с другими в рамках существующей окружающей среды, вырабатываются инстинкты, помогающие выживать в этой среде. Но что произойдет с этими инстинктами, если среда изменится? Например, рыбы, чувствующие себя в водоемах, как рыбы в воде, вдруг выползли на сушу и стали более или менее земноводными. У них начнут вырабатываться инстинкты, помогающие выживать на суше, но останутся ли у них и рыбьи инстинкты? Да, если они не очень мешают. Не придет же дедушка с бородкой и не выметет их из животных душ.

Но, в свою очередь, у рыб остались инстинкты более примитивных стадий развития, скажем, ракообразных.

Человек -- венец творения -- прошел всю дорогу от одноклеточных до Homo Sapiens, и он имеет в багаже своего подсознания коллекцию инстинктов со всех стадий своей эволюции! И эти инстинкты противоречат друг другу! Казалось бы, нужно было бы ликвидировать инстинкты, ставшие неуместными, дурными, приводящими к неэффективному для выживания поведению и мешающими хорошим инстинктам. Так бы и произошло, если бы человек проектировался Создателем с чистого листа, будучи изначально совершенным. Однако Создатель предпочел, чтобы человек возник в результате эволюции, НЕСОВЕРШЕННЫМ -- "греховным", как говорят христиане, -- и сам сумел преодолеть своё несовершенство.

Человек, в своём подсознательном, таким образом, в значительной мере животное, и не просто обезьяна, но и рыба, и рак, и т.п. Бр-р-р -- страшновато, правда?

3. Какие инстинкты доминируют в человеческом подсознании?
Разумеется, прежде всего такие базисные, присутствующих почти у всех видов, как инстинкт самосохранения, пищевой и половой. На их основе произрастают инстинкты, которые, по большей части, были заимствованы нами у наших ближайших предков -- обезьян -- стадных маловооруженных животных.

Под маловооруженностью я понимаю ограниченную способность нанести тяжелые, желательно, несовместимые с жизнью повреждения конкурентам и хищникам. Обезьяны, в основном, вегетарианцы -- у них нет кинжальных клыков и мощных челюстей. Парадоксальным образом, именно это свойство приводит к чрезвычайной жестокости приматов, включая человека: хорошо вооруженным животным нет необходимости применять своё оружие -- клыки, когти, мышцы -- поскольку их убийственные способности хорошо известны окружающим; им достаточно лишь намекнуть и в глаза посмотреть со значением. Обезьяны же понимают, что их укус вряд ли будет рассматриваться как что-то существенное, поэтому в драках между собой применяют зубы без стеснения.

Однако один из основных обезьянних инстинктов -- это, с одной стороны, борьба за власть в стаде, а, с другой, подчинение победителю. Нет такого обезьяна, который не мечтает стать высокоранговым или, короче, альфа-самцом, но, пока он им не станет, он считает за благо подчиняться альфа-самцу, в пределах досягаемости которого он находится.

Надо ли объяснять, чем хорошо быть альфа-самцом? Ты получаешь самую лучшую еду и тех самок, которых захочешь (обычно всех). Самка в обезьяннем стаде третируется как добыча. Соответственно, половой акт рассматривается в какой-то мере как подчинение самки самцу. По этой причине омега-самец, который не хочет ссориться с альфа-самцом, становится в подчиненную позу половой партнерши, скажем, согнувшись и оттопырив зад в сторону господина.

Зачем я всё это пишу? Да потому что люди ведут себя почти точно так же.

4. Каковы же альфа-самцы и почему самки так их любят?
Альфа-самец -- это самец, способный добиться высокого ранга в стае. Для этого он должен быть не только очень сильным физически и выносливым, но и сильным духом: смелым, способным на риск. Все эти качества формируются под влиянием мужского полового гормона, который заодно определяет и размер гениталия. Последний, таким образом, значит хотя бы как признак мужественности.

Дети самок, находящихся под покровительством альфа-самца, получают его защиту и объедки с его обильного стола, а потому имеют большие шансы на выживание, что способствует преобладанию в виде особей женского пола, обретших ген любви к альфа-самцам.

Что такое альфа-мужчина? Это мужчина, способный добиться высокого ранга в человеческом обществе, ЕСЛИ БЫ ОНО БЫЛО УСТРОЕНО, КАК ОБЕЗЬЯНЬЯ СТАЯ. Любовь женщин к альфа-мужчинам унаследована ими от их обезьянних праматерей и является, таким образом, архаичной, рудиментарной, но более или менее распространенной. Протопопов характеризует степень доминирования инстинктов в психике человека словом "примативный": чем более человек примативен, тем более он управляется инстинктами, а не собственным разумом.

Опыт показывает, что женщины, в среднем, намного более примативны, чем мужчины. Хорошо это или плохо? Разве плохо любить сильных мужественных мужчин с ямочкой на подбородке?

К сожалению, альфа-мужчины унаследовали от своих альфа-предков и ряд весьма негативных качеств: крайний эгоизм, жестокость, неспособность к состраданию, безжалостность, отсутствие милосердия. Увы, женщины готовы мириться со всем этим, перенося унижения и даже побои, ради мощного мускула и впечатляющего гениталия. Женщина, живущая с деликатным омега-мужчиной, пусть и семи пядей во лбу, но не в гениталии, может испытывать к нему презрение или, в лучшем случае, жалость и при первом подходящем случае может броситься на шею незнакомому проезжему брутальному красавцу. Умом девицу не понять -- это знают очень многие родители...

Интересно, что женская система распознавания "альфа-омега" -- это довольно примитивный инстинкт, часто вводящий женщин в заблуждение. Так, омега-самец может притвориться альфа-самцом и обрести через это успех у женщин. Еще более сложный случай: омега-самец может добросовестно заблуждаться относительно себя и искренне считать себя альфа-самцом, что сделает обретение им успеха достаточно легким делом: вспомним, например, Наполеона...

"Я, наверное, единственный, кто говорит правду: паразиты не банкиры, паразиты — клиенты банков"

Это еще один яркий парадокс velikotvorwikа.

Он напомнил мне этот диалог из Федора классика нашего Достоевского:
— ... в катехизис добродетелей и достоинств цивилизованного западного человека вошла исторически и чуть ли не в виде главного пункта способность приобретения капиталов. А русский не только не способен приобретать капиталы, но даже и расточает их как-то зря и безобразно. Тем не менее нам, русским, деньги тоже нужны, — прибавил я, — а следственно, мы очень рады и очень падки на такие способы, как например рулетки, где можно разбогатеть вдруг, в два часа, не трудясь. Это нас очень прельщает; а так как мы и играем зря, без труда, то и проигрываемся!

— Это отчасти справедливо, — заметил самодовольно француз.

— Нет, это несправедливо, и вам стыдно так отзываться о своем отечестве, — строго и внушительно заметил генерал.

— Помилуйте, — отвечал я ему, — ведь, право, неизвестно еще, что гаже: русское ли безобразие или немецкий способ накопления честным трудом?

— Какая безобразная мысль! — воскликнул генерал.

— Какая русская мысль! — воскликнул француз.

"Современная наука как псевдорелигия"

Несколько месяцев назад я написал заметку с таким заголовком.

А сегодня я прочитал, что пишут на эту тему профессионалы (промотайте текст примерно до середины, до заголовка "А вот отзывы о современных тенденциях в науке"):
Известный науковед П. Фейерабенд заметил, что в науке оппонентов не столько убеждают, сколько подавляют: «Скептицизм сводится к минимуму; он направлен против мнений противников и против незначительных разработок... идей, однако никогда против самых фундаментальных идей. Нападки на фундаментальные идеи вызывают такую же "табу-реакцию, как "табу" в так называемых примитивных обществах. фундаментальные верования защищаются с помощью этой реакции, а также с помощью вторичных усовершенствований, и все то, что не охватывается обоснованной категориальной системой или считается несовместимой с ней, либо рассматривается как нечто совершенно неприемлемое, либо — что бывает чаще — просто объявляется несуществующим».

Разбитая на зоны «научных племен», наука как иерархическая структура, освященная определенными интерпретациями, теориями, способами видения, болезненно реагирует на то, что может поколебать «средства освящения». В результате «нормальная наука» (Т. Кун) вытесняет все острое либо на свою периферию, либо вообще за свои пределы, объявляя ненаучным.

«Цель нормальной науки, — писал Т. Кун, — ни в коем случае не требует предсказания новых видов явлений: явления, которые не вмещаются в эту коробку, часто, в сущности, упускаются из виду». И далее: «Ученые в русле нормальной науки не ставят себе цели создания новых теорий, обычно они к тому же нетерпимы к созданию таких теорий другими. Напротив, ис­следование в нормальной науке направлено на разработку тех явлений и теорий, существование которых парадигма заведомо предполагает». Ну а то, что не предполагается, но возникает, объявляется либо «ненормальной наукой», либо «нормальной ненаукой», табуизируется или, в лучшем случае, маргинализируется в виде публицистики, «научпопа» и т. п.

Глаголы -- русский "дрочить" и английский "stroke": Товарищ, знай свой родной язык!

Современное наиболее употребительное значение этих глаголов -- наверное, в описании мужской мастурбации, причем русский глагол стал почему-то совершенно нецензурным (да простят меня присутствующие дамы), а английский может употребляться в обиходе и в самом невинном смысле.

Между тем эти глаголы чрезвычайно близки по смыслу. Читаем словарь Даля:
ДРОЧИТЬ, драчивать что, вздымать, подымать, вздувать, подвысить; || кого, нежить и тешить, ласкать, баловать любя, холить, выкармливать. Дрочить дитя по головке, гладить, баловать, потакать. Дроченое дитятко, баловень. Учен, жену бьет: а дрочен — мать. Печка дрочит, долги клочит, лакомая еда. Печка дрочит (нежит), а дорожка учит. —ся, страдат. и возвр. по смыслу речи. Ребенок дрочится, нежится или дурит, плачет из упрямства, чтоб приласкали. Подсолнечники дрочатся, идут в ствол, в стебель, а цвет мал. Скот дрочится, дурит, шалит, бесится с жиру, бегает и ревет в жары, от комара и мухи, от оводов; строчится, бзырит, бызует; пора и сост. это назыв. дроча ж. дрочи мн. дрок, строка, бызы, зык, бзык или дзык (с половины июня по третью неделю июля). Дроченье ср. длит, дрочка ж. об. действ. и сост. по глаг. || Дрочка об. также дрочень м. —ница ж. сев. и вост. баловень, изнеженное, дроченое дитя, закормленное, избалованное, говор. также о сытом скоте и птице. Дрочена ж. дрочень; || род сбитой с мукою и молоком яичницы; есть и икорная дрочена, и картофельная на яйцах и др. Дрочливый, охотник нежиться, дрочиться сибаритничать.
Происхождение же английского глагола stroke таково:
Old English strācian "caress lightly", of Germanic origin...,
то есть "легко гладить, ласкать".

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам...