December 22nd, 2014

Дантес и д'Артаньян

Вчера я узнал (век живи -- век учись!), что фамилия убийцы Пушкина -- d'Anthès -- кажется, сразу и не распознаешь в ней Дантеса. Но, похоже, во времена Пушкина на русском так и писали -- "Дантес", что довольно странно -- почему не "д'Антес", как позже писали "д'Артаньян"? Может быть, в первой половине XIX века в русской орфографии не было апострофа?

А еще я узнал, что Николай I, который, кстати, был всего на три года старше Пушкина, очень ему благоволил, начиная сразу после коронации в 1826 году, еще задолго до того, как заинтересовался его женой (за 5 лет до его женитьбы), однако Дантеса помиловал, хотя мог и бы расстрелять по закону. Императорская душа -- потемки...

Об доминирующем экономическом мракобесии

Бывший американский конгрессмен David Stockman:
Совершенно поразительно, что мировая экономика величиной в 75 триллионов долларов находится в рабстве дурацких математических моделей, созданных парой сотен докторов наук. И эти так называемые модели динамического стохастического общего равновесия (DSGE) являются, в самом деле, просто явно дурацкими.
Я ничего не знаю об этих математических моделях, но не сомневаюсь, что они действительно идиотские, подобно моделям глобального потепления, озоновых дыр, Большого Взрыва и прочего наукообразного мракобесия.

Всё никак Дантес-душегуб нейдет из головы...

То, что в элитное воинское подразделение -- кавалергардский полк, охраняющий императора -- был принят офицером иностранец француз Дантес, ни слова не говоривший по-русски, очень выразительно характеризует российскую элиту начала XIX века как элиту этнически инородную, глубоко чуждую русскому народу.

В связи с этим уместно также вспомнить знаменитого педераста Уварова, сочинившего пресловутую триаду "Православие, Самодержавие, Народность":
По сей день не утихают споры об истинной сути и трактовке этой триады. Но то, что ее обозначил Уваров, как подметил С. М. Соловьев — безбожник, либерал, не прочитавший за всю свою жизнь ни одной русской книги, — свидетельствует не об ошибочности этой формулы, а о ее зримой объективности, которую не мог не заметить даже этот предприимчивый государственный деятель, писавший и говоривший только по-французски и по-немецки.

Черный лебедь лет-и-и-и-и-т...

Интересный математик и философ Nassim Nicholas Taleb, создатель концепции "Черного Лебедя", обозначающего событие совершенно неожиданное, приведшее к значительным последствиям и a posteriori получающее "рациональное объяснение", считает, что практически все значимые научные открытия, исторические и политические события, достижения искусства и культуры — это Чёрные лебеди. Примерами Чёрных лебедей являются развитие и внедрение интернета, Первая мировая война, развал Советского Союза и атака 11 сентября. Талеб также отмечает, что человечество неспособно успешно прогнозировать своё будущее, а уверенность в своих знаниях опережает сами знания и порождает феномен «сверхуверенности»[2].

Это точка зрения мне очень близка. Заметьте, развал Советского Союза он считает полной неожиданностью, а отнюдь не закономерной победой Империи зла -- США и их сателлитов. И про омерзительную самоуверенность современных "ученых" -- тоже верно.

В как обычно намного более полной англоязычной статье Википедии приводится такая цитата этого автора: Я не очень-то интересуюсь обычным. Если вы хотите получить представление о темпераменте, этике и личностной элегантности друга, вы должны увидеть его под давлением суровых обстоятельств, не под светлым сиянием ежедневной жизни.

Ничего не напоминает?
Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а - так,
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош,-
Парня в горы тяни - рискни!
Не бросай одного его,
Пусть он в связке в одной с тобой -
Там поймешь, кто такой.

Если парень в горах - не ах,
Если сразу раскис и - вниз,
Шаг ступил на ледник и - сник,
Оступился - и в крик,-
Значит, рядом с тобой - чужой,
Ты его не брани - гони:
Вверх таких не берут, и тут
Про таких не поют.

Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но - шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но - держал,
Если шел за тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной,-
Значит, как на себя самого,
Положись на него.
Интересно также его наблюдение о том, что ученые почти всегда упрощаютт себе жизнь аппроксимацией случайных событий нормальным, гауссовым распределением, хотя большинство значимых событий имеет распределение с "толстым хвостом", когда события, далекие от наиболее вероятного, тем не менее, могут обладать значительной вероятностью.