January 11th, 2015

Немецкая наука в XX веке? Гм...

Из статьи в Википедии о Давиде Гильберте:
By the time Hilbert died in 1943, the Nazis had nearly completely restaffed the university, inasmuch as many of the former faculty had either been Jewish or married to Jews.
Перевод:
К тому времени, когда Гильберт умер в 1943 году, нацисты почти полностью переукомплектовали Гёттингенский университет, поскольку многие бывшие его сотрудники были или евреями, или женатыми на евреях.
"Ну и что тут такого?" -- скажет благодушный читатель. -- "Значит, евреи были умнее немцев, потому и оказались отобранными на университетские позиции".

Да, конечно, среди гёттингенских евреев было много замечательных математиков. И, может быть, они действительно были лучшими математиками, которые могли появиться в Германии.

Однако посмотрим всё же на процесс отбора, который здесь имел место. Сделать карьеру в университете было можно, только если найдется авторитетный наставник-покровитель -- почитайте истории этих математиков -- о том, как они пестовали друг друга. Евреям же свойственно тяготение, по преимуществу, к евреям же. Это легко увидеть, если взять каких-нибудь еврейских знаменитостей и посмотреть на национальность их супругов. Смешанный брак еврея с неевреем случается чрезвычайно редко.

Что же получается? Еврейский ученый в лучшем германском университете (да и в российском тоже) будет тяготеть к еврейским ученикам, способствуя приумножению еврейской научной популяции. При этом он, возможно, будет отвергать БОЛЕЕ ТАЛАНТЛИВОГО представителя, так сказать, коренной национальности. Отбор с доминированием национального признака принципиального хуже с точки зрения качества отобранных профессионалов, чем отбор исключительно по таланту и способностям.

Таким образом, при всей замечательности еврейской науки в Гёттингене, возможно, национально-нейтральная наука была бы ЕЩЕ БОЛЕЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНА при том, что в ней преобладали бы немцы, если предположить, что в среднем они не глупее евреев, а численно значительно их превосходили? Ведь за сто лет до этого значительная часть мировой науки была сконцентрирована в Германии и представлена немцами...

Англичанка нагадила. Опять

Вчера посмотрели английский фильм "The Imitation Game", из которого узнали, что Вторую Мировую войну выиграл английский математик Аллан Тьюринг. А вы думали, что десятки миллионов советских солдат, офицеров и тружеников тыла? Ну, если и не выиграл, то сократил время войны на 2 года и количество убитых -- на 14 миллионов, по мнению британских ученых.

Фильм для непосвященного выглядит как историческая хроника, а на самом деле оказывается многослойной лживой пропагандой. Он рассказывает о деятельности английской разведывательной службы MI-6 по радиоперехвату и декодированию германских военных сообщений, закодированных с помощью машины "Энигма". Вот, якобы, декодирование этих сообщений и привело к победе.

Между тем эта связь с помощью "Энигмы" была не более чем тактической мобильной связью германского командования с кораблями, подводными лодками и самолетами. То есть каждое сообщение было адресовано одной боевой единице и, таким образом, совершенно не имело стратегического значения. При этом для расшировки англичанам требовались образцы декодированных сообщений, добытых, очевидно, агентурным способом либо в месте передачи, либо в месте приема, и, возможно, этот агентурный способ и был, на самом деле, преобладающим.

Из фильма явно торчат уши ныне уже почти забытой, но бывшей весьма популярной на рубеже веков идеи о "постиндустриальной экономике", состоящей в том, что белому человеку не надо более нести бремя пошлого труда над созданием материальных продуктов; он одною лишь силою разума и чудотворящего Интернета будет как сыр в масле кататься. Соответственно, в фильме во Второй Мировой войне побеждают британцы с помощью, хе-хе, одной лишь информационной технологии, не озадачиваясь танковыми битвами и пехотными атаками на поле боя. И, как и в последних американских боевиках, главное действующее лицо -- чудаковатый нелюдимый хакер.

Здесь мы подходит к другой пропагандистской компоненте фильма -- показу британского гения, который, объективно говоря, внес весьма скромный вклад в науку. Но даже эта история о гиганте мысли переврана с начала до конца.

Во-первых, первую электромеханическую машину под названием bomba kryptologiczna для расшифровки сообщений "Энигмы" построили поляки задолго до Тьюринга; более того, они сами передали эту технологию британцам накануне войны, когда запахло жареным. Тьюринг лишь усовершенствовал польскую конструкцию, до и то не очень значительно; более существенный вклад в усовершенствование внес другой англичанин -- Gordon Welchman.

Во-вторых, машины такого сорта отнюдь не дешифровывали сообщения -- они лишь помогали найти возможные шифры, которые потом нужно было анализировать вручную.

====================================

Вообще же история криптографии вся пронизана мифологией. Я помню американскую передачу о том, как были арестованы американцы, передававшие Советскому Союзу технологическую информацию об изготовлении первых американских ядерных бомб. Советская разведка не использовала "Энигму" или что-то подобное; она действовала по старинке, применяя в качестве ключа (private key) обыкновенный том какого-нибудь графа Толстого, используемого и на передающем, и на приёмном конце. Для связи нужно было только договориться, какие страницы книги использовать. Любая страница позволяет закодировать КАЖДУЮ БУКВУ В КАЖДОЙ ПОЗИЦИИ сообщения своим уникальным псевдослучайным кодом, и никакие тьюринги с никакими компьютерами не смогут расшифровать сообщение.

Однако в передаче говорилось, что американе-таки расшифровали одно сообщение, что и привело к аресту наших агентов. Объяснение было такое: по небрежности шифровальщика, он послал два сообщения, используя одну и ту же страницу книги, то есть один и тот же шифр. Если бы он, действуя по инструкции, для каждого сообщения брал специально определенную страницу, ничего расшифровать бы не удалось.

Однако эта американская версия вызвала у меня сомнения с самого начала. Рассеянный шифровальщик в КГБ? Сомнительно. Гораздо более вероятно предательство или оплошность одного из американцев, работавших на КГБ (как, впрочем, и в истории с "Энигмой", где, скорее всего, MI-6 помогали агенты-немцы в германском командовании и на кораблях). Но такая история была бы слишком банальной, будничной, поэтому в ход идут байки о великолепном англо-саксонском интеллекте, которому нет преград на море и на суше.