February 25th, 2015

"Мягкая сила" как предпочтительный метод гегемонии

Управление массами всё больше удаляется от прямого диктата, свойственного античным и средневековым государством, к всё более искусному манипулированию, когда массы делают то, что от них требуется, думая, что этого хотят они сами. Очевидно, такой способ управления дешевле, безопасней и эффективней, и он, наверное, может быть описан модном ныне словосочетанием soft power -- мягкая сила.

Вот примеры такой манипуляции:

1. Демократия: дайте людям иллюзию, что они что-то решают по своему скудному разумению.

2. "Цветные" революции, которые пришли на смену иностранным колониальным военным интервенциям и которые осуществляют уничтожение государства силами его же собственных подданных. По существу, горбачевская перестройка оказалась одной из самых первых и самых впечатляющих цветных революций.

3. Политкорректность: вместо цензуры, подавление свободы слова осуществляется массированной травлей диссидента стаей "энтузиастов". Только что прочитал замечательный пример: некая молодая американка Justine Sacco, отправляясь в Южную Африку навестить родителей, пошутила в Твиттере: "Отправляюсь в Африку. Надеюсь, не заражусь СПИДом. Шутка -- я ведь белая!" Эта шутка вызвала бурю гневных откликов -- десятки тысяч, негодование собственной семьи и увольнение с работы. С такой свободой слова никакой цензуры не надо!

Не ходите, гомосеки, в Лондон гулять!

В Лондоне 1 из каждых 8 мужчин-гомосексуалистов является носителем вирусов ВИЧ, хотя и в других городах гомопопуляция значительно выделяется в этом отношении.

И дело здесь не только в том, что практикуемый гомосеками анальный секс очень травматичный, но и в огромном количестве случайных контактов, в которые они вступают. Моё объяснение этому таково: в традиционной культуре запрет на гомосекс гораздо более весом, чем запрет на блуд, то есть случайные половые связи. Поэтому люди, преступившие запрет на гомосекс, чувствуют, что терять им теперь совсем нечего, поэтому моральный запрет на блуд вообще не оказывает на них никакого воздействия.

Трансформация загадочной русской души до неузнаваемости

Большинство современных русских отождествляют себя с русскими, жившими сто и более лет назад, хотя, по существу, это совершенно различные народы. Это почти так же глупо, как современным евреям отождествлять себя с ветхими евреями.

Русская душа претерпела, по крайней мере, два этапа значительных преобразований: с Октябрьской революции до начала Великой Отечественной войны, когда значительное количество русского населения перешло от крестьянской общины к городскому индивидуализму, и затем в послевоенные годы -- переход от многодетной семьи к семье с одним-двумя детьми.

Оба эти этапа подрывали коллективистские свойства русской души и внедряли индивидуализм и эгоизм. Плачевные результаты этого мы и наблюдаем сейчас: русские остались русскими лишь по названию...