July 8th, 2015

В чём сходство и особенности скандинавских и чукотских адатов. И почему мы с ними сходимся так труд

Originally posted by bulochnikov at В чём сходство и особенности скандинавских и чукотских адатов. И почему мы с ними сходимся так труд

Навеяно просмотром Советую посмотреть. Какое счастье жить в Норвегии - Северным Кувейте!

Норвеги (И вообще скандинавы) белые. Но живут они на севере. Как чукчи, ненцы и прочие народы этой полосы.

Чем отличается север?

Тем, что тамошняя природа не может прокормить крупные агломерации. Поэтому население редко и равномерно разбросано по площади ареала обитания. Стойбища далеки друг от друга. Население кормится в основном скотоводством.

Эти общие особенности природы рождают общий менталитет у этнически разных народов.

Семьи живут в сильной изоляции. Поэтому и для чукчей на одном конце Евразии и скандинавов на другом и для тех, кто между ними характерен инцест. Когда рожают от своих отцов, детей, братьев и сестёр. Просто других не сразу найдёшь. С такими то расстояниями!

Но если чужак (неважно, какой расы и нации) как-то забрёл в их стойбище, то хозяин не успокоится, пока не подложит под него всех своих женщин. И жён, и сестёр, и дочерей. На предмет совокупления. Этим они разнообразят скудный генофонд, подпорченный инцестом. Этот обычай имеет важнейшее значение для выживания популяции. Практикуется и обмен жёнами. В Швеции это называется свингерство.

Этот обычай прослеживается повсеместно, от Чукотки до Скандинавии.

Население живёт в маленьких чумах, (а где уже не живёт в чумах, там жило ранее тысячелетиями). Зимой не только холодно, но и темно. Куда податься? Вся половая и прочая жизнь проходит у всех на виду в узком пространстве. Поэтому все северные народы не стесняются ни своей наготы, ни своих физиологических потребностей. В том числе и публичных совокуплений. От Чукотки до Скандинавии. Про шведскую свободу нравов слышали? Чукчи и другие северные народы не хуже.

Для обмена генофондом практикуется отдача детей на воспитание в другие семьи. Для дальнейшего совокупления с ними с целью пополнения генофонда. И опять это прослеживается повсеместно на севере Евразии от Чукотки до Скандинавии. (Про скандинавскую ювенальную юстицию послушайте по ссылке).

На севере чаще холодно, чем жарко. Характерны морозы до –40 и ветра по 20-30 м/сек. Поэтому пот у северян не такой, как у южных народов. Он густой и жирный. И служит не столько для охлаждения организма, сколько для смазки кожи, спасающий от обветривания.

При советской власти чукчей пробовали силой заставлять мыться. Но прекратили. Помытые лица на морозе и ветру обветривали за сутки до растрескивания кожи. Как только чукчи перестали мыться, так сразу всё прошло. Если мыться, то надо сразу тут же помазаться кремами. Абсурд!

Да и ни к чему мыться. Север. Холодно. Вода кристально чистая, почти стерильная. Бацилла в ней не живёт. Население живёт изолировано малыми группами и редко общается. Распространение эпидемий мало вероятно. В отличие от южных популяций, которые и выработали правила гигиены для своих условий в виде религиозных (для убедительности) предписаний и распространяют их по всему миру вместе с религией. Послушайте, что говорят по ссылке о норвежской любви к ежедневным умываниям.

Это касается и секса. В плотнонаселённых южных землях целые народы вымирали от венерических эпидемий. Пока не выработали вместо группового брака, характерного для более раннего периода и сохранившегося у северян, моногамный и гаремный брак. У северных народов эти виды семьи, несмотря на пятивековое давление церкви, так и не прижился по настоящему. За отсутствием жизненной необходимости.

Все северные народы отличаются свободой нравов, воспринимаемой южными как распущенность. И в то же время жёсткими родовыми нормами поведения, главное в которых единообразие поведения. Никакие вольности и отклонения не терпятся. О чём мы слышим в рассказе по ссылке.

Обычаи скандинавов и чукчей во многом похоже. Но сеть и различия.

Скандинавия после отступления ледников сильно потеплела и заросла лесами. И скандинавы переселились из чумов в избы. И живут не стойбищами, а хуторами. Что в общем то одно и то же. Потом, после открытия нефти в Северном море, скандинавы переселились в современные дома. Причём довольно давно. А чукчи начали этот процесс недавно.

Чукчи и прочие коренные народы севера меньше времени подвергались христианизации. Поэтому в их обычаях меньше ханжества и фарисейства. Когда говорят одно, думают другое, а делают третье. Причём, не сговариваясь все в унисон.

И самое главное: у чукчей их образ жизни регулируется родовыми адатами (законами обычая), а у скандинавов после возникновения их государств, несмотря на корректирующее воздействие церкви, то же самое зафиксировано в писанных законах.

А так сильно похоже если не по форме, то по содержанию.

Кстати: скандинавы таки переделали христианство с его этическими догмами под свои обычаи и адаты. И продолжают переделывать. Историки отмечают, что протестантизм (лютеранство) в Европе прижился только там, где в процессе 30ти летней войны и позже, стояли шведские войска. Где они не стояли, там осталось католичество.

Тоесть, протестантизм утверждался на штыках шведской армии. И христианство продолжает изменяться в сторону северных обычаев в погоне за лидером - скандинавами.

Самое значительное достижение русской культуры: Обсуждение

Благодарю всех, принявших участие в опросе!

Призна́юсь в некоторой хитрости: опрос может и не содержать правильного варианта ответа; если у него есть вариант "Другое", то читатели могут выбрать его и предложить правильный вариант в комментарии, а если нет, они должны протестовать. Нельзя полагаться на опросника как на человека, способного осмыслить все возможные ответы и достаточно честного, чтобы все их перечислить.

Я не стал вписывать наиболее подходящий, на мой взгляд, вариант, поскольку это было бы многословно и, возможно, оказалось бы слишком явной подсказкой.

В опросе победила литература -- 8 голосов. Я с этим совершенно не согласен: во-первых, русская литература, как и, скажем, русские классические музыка и балет, происходила из дворянской среды -- по существу, нерусской, иноэтничной, евроцентричной, а, во-вторых, если бы её не было, были ли бы мы менее русскими? Представьте себе, если бы не было графа Толстого, многие бы русские это заметили -- вот, мол, как нам не хватает какого-нибудь матерого человечища? Да почти никто! То же справедливо относительно русской науки и русских технологий, которые, по существу, появились лишь в советское время и были глубоко вторичны по отношению к Западу.

Следующий вариант с 6 голосами -- коллективизм. Впрочем, к нему можно добавить двух комментаторов, назвавших социализм и советского человека. Этот вариант наиболее близок к тому, который я считаю правильным.

Я полагаю, что суровая среда обитания русского человека -- нередко почти невыносимая -- помогла ему преодолеть существенно животный родо-племенной инстинкт, когда для выживания надо было полагаться на душевные качества окружающих людей, а не на степень родства с ними. И это я считаю наиболее значительным, или, точнее, единственным достижением русской культуры. И в этом русские являются антиподами кавказцев, азиатов и, в особенности, евреев, до сих пор приверженных родо-племенному культу, который настоящим русским вроде меня кажется отвратительным. Русские являются в наименьшей степени расистами и националистами, и, если еще далее обобщить это свойство, они признаю́т, что есть вещи поважнее, чем не только жизнь соплеменника, но и собственная жизнь, и это, мне кажется, единственное, чем русские могут гордиться.

Ревность: Объяснение на пальцах

Желательно, конечно, сначала прочитать введение в предмет -- О радикальной разнице в половой психологии мужчин и женщин, но, если там слишком многа букав, можно продолжать чтение здесь.

Ревность -- одно из самых загадочных для меня проявлений человеческой души. Она, как и любое другое человеческое свойство, состоит из инстинктивной, то есть животной, и разумной, то есть собственно человеческой компоненты. Дольник ввёл понятие "примативности", описывающей долю животной компоненты: чем больше в человеке животных эмоций, тем более он примативен.

Используя эту терминологию, можно сказать, что мужская ревность подавляюще примативна, она почти целиком унаследована нами, мужчинами, от наших животных предков. И, наоборот, женская ревность лишена животной компоненты, она почти чисто человеческая, совсем не примативная.

Животные инстинкты, как это принято считать, являются результатом естественного отбора: любое случайно возникшее в генетическом коде свойство будет закрепляться, если оно способствуют большему количеству потомков и/или их более успешному выживанию. Такое свойство бессмысленно рассматривать с точки зрения логики: если оно по какой угодно причине помогает распространять потомков, оно будет способствовать вытеснению животных, этим свойством не обладающих.

Ревность мужчин как стремление огородить свою женщину от половых контактов с другими мужчинами вполне понятна с точки зрения отбора и потому является, в огромной степени, животным инстинктом: если мужчина зазевается, и его женщину осеменит кто-то другой, то, во-первых, она воспроизведет генофонд этого другого, и не обсуждаемого рогоносца, и, во-вторых, она будет выключена из процесса воспроизведения генофонда рогоносца почти на год -- а это существенная часть репродуктивного периода женщины: измена женщины, таким образом, является существенным ударом по воспроизводимости потомков её мужчины.

Ревность же женщины, будь она животной, не имела бы никакого влияния на распространение её генофонда и потому она и не существует в качестве инстинкта. В самом деле, уменьшают ли посторонние половые связи мужчины воспроизводимость потомства женщины, с которой сожительствует этот мужчина? Ответ был бы положительным, если бы посторонние половые связи мужчины мешали бы ему своевременно оплодотворять его женщину, но это совершенно не так: мужчина без затруднений может оплодотворить, практически, любое количество женщин, и его женщина может быть уверена в его способности оплодотворить её в любой необходимый момент, невзирая на связи на стороне.

Можно предположить, однако, что оплодотворяя других женщин и способствуя, таким образом, появлению у них потомства, которое будет конкурировать за выживание с потомством данной женщины, мужчина, таким образом, неявным образом создаёт опасность существованию детей этой женщины. Но это, очевидно, не так: если мужчина не оплодотворит других женщин, их непременно оплодотворит кто-то другой, и потомство у них всё равно появится.

Таким образом, мужская ревность не может быть рационально объяснена -- она идет из животных структур подсознания, а потому непреодолима, а женская ревность -- явление рациональное и культурное, а потому мы можем попытаться её объяснить и, возможно, исключить её из сознания женщины с помощью логических аргументов.