December 9th, 2015

Официозный российский патриотизм -- безвкусная фальшивка антисоветского замеса

Мне претит официозный российский патриотизм: этот монструозный двуглавый орёл, наводящий на мысль о первокласснице, надевшей мамины туфли на высоком каблуке, вездесущие трехцветные флаги -- воплощение провинциальной пошлости Петра Великого, подсознательно присягнувшего своим чужеземным и чужеродным идолам -- Голландии и Германии, марширующий стройными колоннами путинюгенд, георгиевские ленточки, символизирующие противопоставление подлинной, оригинальной советской символике и отказ от неё.

Уж на что советский агитпроп, как казалось, сочился изо всех пор советской идеологической ткани, но по сравнению с нынешней вопиюще антисоветской вакханалией он представляется теперь образцом сдержанности, вкуса и достоинства.

P.S. Гимн СССР был очень конкретный: он был руководством к действию. Нынешний гимн России, как, наверное, и полагается либеральному гимну, полностью лишен какого бы то ни было смысла и содержания; впрочем, упоминание Бога всуе говорит о той поспешности и необдуманности, с которой версталась новая гнусная российская действительность под руководством американских надзирателей.

Когда б вы знали, из какого сора растет кино, не ведая стыда

Только что случайно выяснил, что мой любимый фильм The Big Lebowski был снят по мотивам книги Р.Чандлера "Глубокий сон". Это очень занимательно, поскольку Чандлер, если мне память не изменяет, -- примитивный детективщик, а в "Лебовском" детективный сюжет настолько не существен, что его можно даже не заметить.

"Лебовский" хорош показом разнообразных психотипов, выписанных тщательно, с остроумными запоминающимися деталями и превосходно сыгранных во множестве малосущественных взаимодействий. Попросто говоря, в фильме интересно смотреть на его героев, а не следить за детективной интригой.

P.S. В порядке самоиронии:
Раньше я платил городовому на углу Крещатика и Прорезной пять рублей в месяц, и меня никто не трогал. Городовой следил даже, чтоб меня не обижали. Хороший был человек. Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич. Я его недавно встретил. Он теперь музыкальный критик.