January 3rd, 2016

Эльдар Рязанов -- ложный идол

Надеюсь, прошел достаточный срок после смерти Эльдара классика нашего Рязанова, чтобы позволить себе критически отнестись к его сценаристскому творчеству. Для этого у меня нет особенной причины, кроме того, что я только что впервые посмотрел фильм "Вокзал на двоих" и несколько дней назад, в рамках старой советской традиции, пересмотрел частично фильм "Ирония судьбы, или С лёгким паром!". В связи с этим я вспомнил также рязановский фильм "О добром гусаре замолвите слово". Что объединяет эти три фильма? Сценарии всех их очень плохи, а в "Иронии судьбы" еще и Мягков плохо играет.

Конечно, в качестве сценариста в этих фильмах первым называют Эмиля Брагинского, но Рязанов был соучастником и взялся снимать их, что никак нельзя извинить.

"Вокзал на двоих" -- вымученная высосанная из пальца совершенно неправдоподобная интрига с картонными диалогами и натужными страстями, целью которой является демонстрация рождения большого чувства, возникающего внезапно, ни с того, ни с сего, безо всякой видимой причины. "Иронию судьбы" можно описать в точности теми же словами.

Впрочем, трудно сомневаться, что фильм "Ирония судьбы" был всенародным любимцем. Как это объяснить? Легко: исключительно дурным вкусом советского обывателя.

Если взять для примера того же Басилашвили, снявшегося в рязановских фильмах "Вокзал на двоих" и "О добром гусаре замолвите слово" и в фильме Данелии по сценарию Володина "Осенний марафон", или ту же Гурченко, снявшуюся в "Вокзале на двоих" и в фильме Михалкова по сценарию Володина "Пять вечеров", можно увидеть, какая огромная дистанция разделяет володинские сценарии от рязановских! "Осенний марафон" я вообще считаю одним из лучших советских фильмов. (Впрочем, хорошие советские фильмы можно по пальцам пересчитать... Кажется, что хороших советских фильмов много, только до той поры, пока не посмотришь хорошее западное кино.)

Александр Бурьяк, "Антон Чехов как оппонент гнилой российской интеллигенции"

Очень интересный текст интересного автора, способного обрести свободу от вязких щупалец советского агитпропа в области литературы, которые другие ниспровергатели основ обычно лишь тупо отрицают, меняя знаки плюс на минус и наоборот.