May 30th, 2017

Занимательная гомосексология, или Гомосеки тоже плачут...

Социологи и сексологи (есть такие псевдонауки) говорят нам о количестве гомосексуалистов, оценивая его в несколько процентов от всего человечества. Хорошо, конечно, что они теперь вольно дышат, но ведь у них должны быть проблемы, о которых мы почти ничего не знаем.

А именно: мужчина-гомосексуалист может быть активным (мужского типа) или пассивным (женского). Активный хочет возлечь рядом с пассивным, и наоборот. А какова статистика активных и пассивных? Вон Жан Кокто говорил: "Я не содомит, я -- педераст". Тут ведь тоже тонкие градации...

А вдруг представителей какой-то категории недостаточно -- скажем, пассивных мало, -- ведь это будет серьезная проблема: встретятся два мужчины, полюбят друг друга, а как дело дойдет до постели, выяснится, что каждый претендует на доминантную роль, и что тогда? Мачо, скрипя зубами, глотая слезы, должен будет принять пассивную позу и лишиться невинности?

Далее, получит ли распространение гомо-многоженство или многомужество, потребное для удовлетворения количественных несоответствий?

Вот вам, товарищи учёные, широкое поле для исследований...

Когда Франция вступила во Вторую Мировую войну?

Заметка уважаемой beauty_spirit под названием Ужасные родители /Les parents terribles/ 1948, Жан Кокто натолкнула меня на ряд познавательных поисков и размышлений.

Во-первых, я узнал, что французы кинорежиссер Жан Кокто и великолепный актер Жан Марэ ("Фантомас") оказались первой в истории современной гомосексуальной парой, открыто демонстрирующей своё сожительство аж с 1937 года. Далее, в годы нацистской оккупации Франции они предпочли остаться в Париже, при этом нацисты, известные своей гомофобией, их не тронули и пальцем. Более того, Жан Марэ даже пошёл записываться в Сопротивление, но его не приняли, сказав, что, мол, болтаешь много, всех повыдашь гестапо.

Отсюда мы можем заключить, что Франция оказалась участником войны отнюдь не в 1939 году, как это официально было объявлено, и отнюдь не в 1940-м, когда она была оккупирована Германией, потому что эта оккупация прошла почти безболезненно. Война для Франции началась в июле 1944 года, с высадкой англо-саксов в Нормандии, в результате чего количество погибшего в результате англо-саксонских бомбардировок французского гражданского населения и количество изнасилованных англо-саксами француженок, как можно предположить, значительно превзошли соответствующие количества, связанные с германскими вторжением и оккупацией.

Что касается французского Сопротивления, то это было, очевидно, маргинальное движение, не пользовавшееся никакой поддержкой масс. А послевоенные отвратительные расправы над французскими женщинами, "коллаборировавшими" с немцами в постели, были не политическим, а биологическим явлением: так эмаскулированные (не знаю, как это сказать по-русски) французские мужчины мстили женщинам, которые вместо них предпочли элегантных немецких офицеров в шикарной униформе от члена НСДАП Хуго Босса (Hugo Boss®).

Вот такие парадоксы: Франция подверглась ужасам войны лишь в 1944 году и пострадала она, главным образом, от своих англоговорящих союзников. Не удивительна поэтому реакция представителя германского правительства Кейтеля (или, по другим данным, Йодля), который, при подписании акта о капитуляции Германии, показав на французов, сказал: "Как, и эти нас победили?"