July 24th, 2017

Ваше представление о браке

Как вы воспринимаете брак?

Брак -- моральное обязательство, возможно, крест, который должно нести
3(60.0%)
Брак -- взаимоприемлемый контракт, который можно разорвать, когда он перестанет быть таковым
2(40.0%)
Другое (прошу пояснить)
0(0.0%)

"Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан": О преподавании литературы в советской школе

Давным давно, во время оно, существовало великое государство, называемое "Советский Союз". Дети в этом государстве ходили в школу, где государство хотело сделать из них хороших граждан. Одним из методов достижения этой цели было преподавание русской классической литературы. Литература рассматривалась государством не как средство развлечения для её потребителей, с одной стороны, и средство заработка для авторов, с другой, а как вид человеческой деятельности, который призван усовершенствовать личность советского человека и приблизить её к идеалу -- см. стихотворение Некрасова, цитату из которого я привёл в заголовке.

Восприятие литературы должно было быть не столько удовольствием, сколько нравственным трудом: школьников прежде всего учили находить разумное, доброе, вечное в предлагаемых для изучения литературных произведениях, для чего последние подвергались интенсивной вивисекции, позволяющей, скажем, обнаружить вскрытие нарыва лишнего человека в "Евгении Онегине" или "Герое нашего времени". Сами авторы указанных произведений, вероятно, чувствовали себя чрезвычайно дискомфортно в своих гробах во время уроков литературы, узнавая о своих произведениях много нового, о чём они сами и не подозревали.

Вероятно, этот подход был заложен неистовым В.Г.Белинским, который писал: "В гнусной российской действительности только в одной литературе, несмотря на татарскую цензуру, есть еще жизнь и движение вперед." Он, таким образом, рассматривал литературу как средство, в то время единственное, для развития общества.

Однако попытки обнаружить значение в неудачно выбранных произведениях, в которых оно, возможно, даже и не предполагалось авторами, приводило, скорее, к отрицательному эффекту -- как минимум, к сильной неприязни школьников к урокам литературы. А произведения выбирались в большинстве неудачные, взятые из списка предпочтений Белинского и его последователей в XIX веке, в силу того, что тогда удачных произведений и быть-то не могло, поскольку все авторы принадлежали к российской элите, чуждой русскому народу, состоявшей с ним в отношениях "колонизатор-колонизируемые".

Другими словами, советские просветители взяли небесспорную идею Белинского и применили её к негодному материалу -- к Пушкину, Лермонтову, Толстому, Достоевскому, Тургеневу, Некрасову и тому подобной поэзии -- пытаясь извлечь из него подтверждения морального кодекса строителя коммунизма. Поскольку коммунизмом у этих авторов и не пахло, решили идти от противного: продемонстрировать с их помощью эту самую гнусную российскую действительность, которая безусловно была гнусна, но понимание авторами этой гнусности, если оно и присутствовало, было совсем не таким, каким оно было с советской точки зрения.

Здесь надо учитывать еще и шизофрению советского сознания, в котором смешались идеалы коммунизма с трепетно-почтительным отношением к западной культуре. Поэтому классические авторы, которых включали в школьную программу, должны были непременно быть одобрены Западом, то есть признаваться Западом крупными писателями.

Вот, например, почему в школьную программу было включено изучение "Преступления и наказания" Достоевского? Этот автор, конечно, признан на Западе, но герой-то его произведения совсем не хорош! Очевидно, обоснованием послужила второстепенная сюжетная линия романа, связанная с мытарствами семьи Мармеладовых. Будь советская педагогика более объективна и трезвомысляща, она могла бы увидеть, что роман этот насквозь фальшив, и что притянуть его к советским идеям можно было только за уши, а потому вообще не следовало этого делать.

Посмотрим на этот вопрос немного с другой стороны. Возьмем для примера меня -- советского старожила. Я -- человек в высшей степени советский, можно считать, идеал советскости. И что же, способствовал ли этому школьный курс русской литературы, который я старался добросовестно, как и полагалось советскому школьнику, изучать? При всём моём старании, четырехтомник "Войны и мира" я так и не осилил, а потому оценить масштабы толстовской глыбы так и не смог; Толстой для меня определенно не стал светочем и авторитетом. "Преступление и наказание" Достоевского -- наверное, худший выбор для школьного преподавания, создававший у школьников лишь ассоциацию этого автора с тяжелой депрессией.

В то же время есть множество прекрасных знатоков и ценителей Толстого и Достоевского, которые являются мерзавцами, в частности, антисоветчиками.

Что же получается в итоге? Я стал хорошим советским человеком отнюдь не благодаря Толстому и Достоевскому, в то время как многие ценители этих авторов стали мерзавцами и предателями своих народа и Родины. Здесь усматривается скорее отрицательная корреляция между преподаванием литературы и развитием достойного гражданского сознания.

Прихожу ли я к либеральному выводу, что надо собрать бы книги все да сжечь? Нет, но вопрос способа и качества преподавания литературы в школе нуждается в серьезном переосмыслении.

«Однажды Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, поймал на улице кота ...

... Ему надо было живого кота для романа. Бедное животное пищало, визжало, хрипело и закатывало глаза, а потом притворилось мертвым. Тут он его отпустил. Обманщик укусил в свою очередь бедного писателя за ногу и скрылся. Так и остался невоплощенным лучший роман Федора Михайловича "Бедные животные". Про котов.»
Неизвестный автор

Моя жена смотрит сериал Бортко "Идиот", а я краем уха слушаю диалоги и думаю: "Какая всё-таки слащавая чушь..." Вся эта мозаика сентиментальных до приторности и невозможных историй, собранных подобно историям в фильме "Pulp Fiction" ("Криминальное чтиво"), изложена живо, но непонятно зачем. Роман предвосхитил появившуюся 30 лет спустя желтую прессу своим мелодраматическим надрывом, что, впрочем, характерно для всего творчества Достоевского, являющегося, прежде всего, коммерческим автором бульварного чтива, хотя и высокого литературного качества.

И, если уж говорить о том, что в этом мире только идиот может быть хорошим человеком, это показано гораздо искреннее в американском фильме "Форрест Гамп", где герой действительно слаб умом, чем в претенциозном "Идиоте" Достоевского, где герой не только не идиот, но еще и, для подстраховки, князь. А князю, знаете ли, гораздо легче быть великодушным в окружении щедрого к своим высшего общества.

Не пора ли нам, товарищи, начать по капле выдавливать из себя почтение к русской классической литературе? Кстати, автор этого мема -- А.П.Чехов -- был одним из очень немногих русских классиков, болевших душой за русский народ, а не за люмпен-дворян и люмпен-разночинцев, хотя его хорошая литература -- повести -- поставлена в тень его пьес, охотно принимаемых Западом, что является признаком их сомнительности.

Моё собственное восприятие Достоевского со временем менялось радикально. В школе -- это непонятый сумрачный русский гений, затем, в перестройку, когда открылись шлюзы для всего хоть мало-мальски антисоветского, прочитал его "Идиота" -- понравилось, подумал: "Вот, глядишь ты, такой общепризнанно сложный классик, а занимательно пишет!" -- здесь я усмотрел противоречие между внушавшимся нам представлением о долге литературы как проповедника моральных ценностей с возможностью занимать и развлекать. А потом, когда катастрофа разрушенного советского сознания сделала меня прожжёным циником, когда мало чего святого остаётся, я пришёл к выводу, что Достоевский был скорее ловким мошенником, эксплуатировавшим сентиментальность обывателя, чем инженером человеческих душ.

Настоящая любовь

Оригинал взят у evo_lutio в Настоящая любовь
Про настоящую любовь бытуют две несовместимые, на первый взгляд, точки зрения.

1. Настоящая любовь - это взаимная любовь.

2. Настоящая любовь - это безусловная, нерушимая любовь.

Если настоящая любовь - взаимна, она должна проходить, как только второй остыл, не так ли?

Но это значит, что любовь - не крепка, а хрупка, и все время живет с оглядкой, не разлюбил ли второй?

Collapse )

Credo, quia absurdum est

Оригинал взят у _aristeo в Credo, quia absurdum est
Попы решили податься в историки и разместили в одном историческом сообществе ссылку на статью про русскую Церковь под властью нацистов.

Ну что тут можно сказать. Итак, товарищ честно пишет, что Иерархи Русской Православной Церкви За рубежом <...> поддержали вторжение Третьего рейха в СССР, рассматривая РПЦ как идеологического врага. Так, митрополит Берлинский и Германский Серафим (Ляде), будучи этническим немцем, обратился к пастве со словами о том, что «карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на ее приспешников и единомышленников».

И далее: Глава РПЦЗ митрополит Анастасий (Грибановский) <...> в апреле 1942 года в своем пасхальном послании писал о том, что русский народ воскресает из мертвых там, «где мужественный германский меч успел рассечь его оковы», избавив от ада большевизма.

И потом: Анастасий несколько раз встречался с предателем генералом Андреем Власовым и благословил создание им Русской освободительной армии, а также произнес торжественную речь в Берлине по поводу учреждения Комитета освобождения народов России.

После чего - та-дам-там-там! - следует феерический вывод: Великая Отечественная война показала, что ни одна из частей [выделено мною - А.] Русской Церкви не пошла на сотрудничество с нацистами.

Ну, и где логика? Где, спрашивается, логика? Похоже, скоро КВН как жанр отомрёт - его заменят трансляции защит диссертаций по теологии.