April 5th, 2019

Энто как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?

Читаю про поэтессу Алину Александровну Витухновскую:
16 октября 1994 года была арестована сотрудниками ФСК (ныне ФСБ) по обвинению в хранении и распространении наркотиков. После года, проведённого в Бутырке, выпущена под поручительство Русского ПЕН-Центра. Отказалась от политического убежища в Швеции. В 1997 году была вновь арестована и провела ещё полгода в тюрьме. Процесс активно освещался российскими СМИ, а также в США, Великобритании, Германии, Швеции и Финляндии. В общей сложности (с апелляцией) процесс длился пять лет. В апреле 1998 года приговорена к полутора годам лишения свободы (в качестве срока ей было засчитано пребывание в предварительном заключении). Общественными защитниками на процессе стали Андрей Вознесенский, Андрей Битов, Александр Ткаченко, Юнна Мориц, Лев Тимофеев.
Больше ничего про это на этой странице не написано, и такая ситуация вполне типична в борьбе западного либерализма и примкнувшей к ней сволочи из тех, кого в СССР называли творческой интеллигенцией, против кровавой гебни: жертву кровавой гебни защищают независимо от степени доказанности или недоказанности уголовного преступления, которые даже не обсуждаются. Как бы само собой разумеется, что принадлежность к творческой интеллигенции уже является индульгенцией на все случаи жизни.

Святая простота сценариста сериала "На краю"

Только что показали этот сериал про судьбу трех недалеких российских женщин в лапах террористов по "России 1". Сценарий насыщен самыми убогими мелодраматическими приемами, которые сейчас уже удивляют: вроде бы российское телевидение научилось стряпать добротные сериалы.

Остановлюсь на одной поразившей меня детали: выживание двух более или менее симпатичных героинь -- единственная забота сценариста. Вокруг них и ради них погибает множество хороших людей, например, врачи из разных стран и сирийские солдаты, но показано это таким образом, чтобы их ничуть не было жалко; более того, их смерти оказываются очень кстати для сюжета. Здесь сценарист демонстрирует ментальность дождевого червя.

Впрочем, надо отдать должное: жизнь и быт мусульманских банд трудно представить, а фильм даёт их красочное изображение, выглядящее если и не правдоподобным, то возможным.