September 30th, 2019

Грета Тунберг: Нынешние юродивые -- не то, что раньше

Во время оно юродивые реально обладали и пользовались правом на свободу слова. Иван Грозный почитал Миколку Свята, который себя отнюдь не сдерживал в выражении публичных эмоций по поводу грозного царя. Именем другого юродивого -- Василия Блаженного -- назван известный собор на Красной площади.

Удивительным образом, тогда -- во мраке веков -- существовала эта свобода хотя бы для юродивых, которой сейчас уже давно нет. Современные юродивые либо будут упрятаны в психушку, либо будут использоваться в интересах сильных мира сего.

Грета Тунберг -- нечастый ныне пример юродивой, незаметным для неё самой образом поставленной на службу глобальной потепленческой мафии. Впрочем, нельзя сказать, что она является эдаким божьим одуванчиком, искренне преданным своему бреду. Судя по тому, что о ней опубликовано, она -- тиран, начавший проявлять свою жажду власти сначала в собственной семье, а сейчас уже замахнувшийся на мировое почитание.

Как бы там ни было, нравоучения Греты, адресованные мировой элите, можно уподобить упрекам матерым уголовникам со стороны юного пионера, явившегося на воровскую сходку: вы, мол, не делитесь наворованным с молодежью! Заметьте, упрек не в том, что воровать грешно, а в каких-то деталях распределения наворованного. А уголовники смотрят на этот цирк, возможно, даже с умилением и думают: "Ах, какая егоза!"

А вот ролик замечательного Константина Сёмина на эту тему:

Потребность в кумирах никуда не исчезла

"Не сотвори себе кумира", -- это одна из моисеевых заповедей. А люди продолжают их творить. Точнее, дело обстоит еще хуже: люди в большинстве даже не способны творить кумиров (или вообще творить что бы то ни было), поэтому они поклоняются кумирам, сотворённым для них ловкими манипуляторами.

Вот статья Сергея Никольского (groningen_sn) про одного кумира -- художника Рембрандта, сделанного кумиром помимо его воли и желания искусствоведческой шушерой. Статья наглядно показывает, что содержание и качество живописи не играет никакой роли в культе этого художника, как, разумеется, и в культах всех прочих художников -- и мастеров, и проходимцев.