October 4th, 2019

Первый блин, блин, комом!

Это старинная поговорка, подогнанная мной под нашу действительность. Скорее всего, не только мной, и кто-то, наверное, её уже давно подогнал, но я не стал искать, чтобы не отравлять свою творческую радость.

Collapse )

Минздрав предупреждает: "Анальный секс опасен для вашего здоровья"

Ну что, аналитики, испугались? Расслабьтесь (в повседневном смысле), пока еще не предупреждает. А должен бы был.

Попалась мне сегодня заметка Половое просвещение по-французски про брошюру для французских подростков о том, как подступиться к сексу, и там была такая хорошая, добрая цитата из отзыва начинающего педераста:
"В первый раз я был в сильнейшем стрессе. Я уже пробовал раньше с другим парнем, но ему было очень больно, и мы остановились. На этот раз все было хорошо, понадобилось только немножко смазки. Теперь мне так легко, я счастлив. Мне не терпится вновь увидеть его". Себастьян
Ну, российские читатели, конечно, стали волноваться. А либералы им и говорят: "Ачётакова? Ведь всё же по согласию?!"

Однако возражение это лукавое. Согласие-то должно быть компетентное, то есть соглашаемый должен хорошо понимать, на что он соглашается. Представьте себе такую фантастическую картину (а фантастика хороша именно тем, что позволяет моделировать ситуации, в реальности невозможные или реальности неизвестные): оживили какого-то древнего человека, который ничего не знает о нашей жизни. Вы -- парашютист, надели парашют и предлагаете этому человеку полететь с вами на самолете, а затем предлагаете ему прыгнуть с самолета вслед за вами. Человек говорит: "Но я же разобьюсь!" А вы возражаете: "Да нет, я сам прыгал много раз, мамой клянус, и, как видишь, жив-здоров!" Формально вы его не обманываете, вы действительно прыгали много раз, но он не знает, что такое парашют, а вы ему не говорите. Добившись его добровольного согласия в данном случае, вы окажетесь мерзавцем и убийцей.

Очевидно, по этой же причине всё еще запрещен секс по согласию с детьми. (Но международное сообщество над этим работает...)

А теперь перейдем к главному: к лукавству пропаганды педерастии. С точки зрения либерала, всё, ну буквально всё нормально, если по согласию. Но соглашающимся совсем не говорят, что анальный секс весьма вреден для здоровья. Конечно, секс вообще опасен для здоровья (тьфу-тьфу-тьфу!), но можно предохраняться, например, надев презерватив (почему мы не используем здесь хорошее русское слово "предохранитель"?!). Однако презерватив не предохранит от механических повреждений прямой кишки и анального отверстия. Продвинутые педерасты применяют медикаменты, расслабляющие анальную мускулатуру, но это всё равно не избавляет полностью от травматичности, и еще неизвестно, каковы будут побочные эффекты этих медикаментов.

В общем, современные пропагандисты анального секса подобны описанному выше парашютисту, предлагающему попробовать прыгнуть из самолета без парашюта. А это уже подлая дезинформация, которая покалечила уже, наверное, не одну тысячу жизней...

Фильм "Парфюмер" против фильма "Дом, который построил Джек", или Искусство даёт индульгенцию?

В обоих фильмах главный герой -- серийный убийца, охотящийся, преимущественно, на женщин. Оба главных героя используют трупы своих жертв для конкретных целей: в "Парфюмере" герой собирает девичьи ароматы, а Джек строит из трупов дом. Однако первый фильм прекрасен, а второй -- автора и режиссера Ларса Триера -- омерзителен. В чём же разница?

Массовые убийства -- не такая уж необычная вещь. Так, скотобойни массово забивают скот, и мы не делаем из этого большой трагедии, в частности, потому, что забой скота производится из всем понятных утилитарных целей, и делается это, по возможности, гуманно.

Главного героя "Парфюмера" можно уподобить скотобою. Убийство не является для него целью: он бы и не убивал бы, если бы девушки соглашались пройти его вполне безболезненную процедуру сбора аромата. Убийства эти вынужденные, хотя, конечно, они не являются предметом душевных терзаний героя, поскольку он не вполне человек -- скорее он что-то вроде инопланетянина, для которого убить девушку -- это примерно то же, что для нас убить корову.

Мерзость же Джека человеческая, слишком человеческая. Я не сомневаюсь, что мерзость Джека -- это мерзость самого Ларса Триера, уж слишком она изощренная, надуманная, артистическая. Для Джека полезность трупов -- дело десятое: главное для него -- процесс мучения жертв. Он (как, повторюсь, и сам Триер) -- банальный похабный садист, и никакая завеса искусства не может скрыть этот факт.

Прелесть Запада погубила нашу страну

Слово "прелесть" имеет не только положительный смысл.

Вот кусочек из советского фильма для детей 1986 года "Выше радуги":



И в нём всё прелестно, но всё -- западно-европейское; в нём нет ничего русского. Советская культура наводняла нас образами западной прелести, которые были для нас так желанны и притягательны. А результат: страна предана без единого выстрела...