January 14th, 2020

Выступление У. Черчилля по радио 22 июня 1941 г.

Текст неизвестного происхождения:
Мы знаем из воспоминаний Черчилля, что ещё в 1935 году, очень задолго до всех военных событий, и даже за год до Берлинской олимпиады, на которой едва ли не половина европейских команд салютовала трибунам нацистским салютом, идея будущей завоевательной войны в Европе уже полностью созрела в окружении Гитлера, и даже была тогда внятно сформулирована Черчиллю Риббентропом "от имени фюрера", с просьбой "всего лишь не вмешиваться и предоставить Германии свободу рук на востоке" для завоевания Польши как коридора, и прежде всего - "абсолютно необходимых населению рейха" земель Белоруссии и Украины. Предметом прямого интереса были и российские земли - Кубань, Кавказ, и особенно - Крым. Гитлер буквально бредил Крымом, считая его прародиной германских предков - готов.

Кстати, Риббентроп не требовал от собеседника сохранить этот зондаж в тайне, и Черчилль "доложил о беседе Министерству иностранных дел" (с учетом уровня проникновения советских шпионов, среди которых достаточно упомянуть "кембриждскую пятёрку", следует читать - заодно доложил и Сталину).
После этого легко становятся понятными все дальнейшие действия Сталина - отчаянные усилия скорее мобилизовать все силы страны для подготовки к войне, и попытки сначала сколотить со странами запада антигитлеровскую коалицию (о которых прямо и подробно пишет, в частности, тот же Черчилль), а после отказа запада - попытки насколько можно оттянуть начало настоящей большой войны, по возможности ублажая Гитлера, и передвинуть линию соприкосновения, чтобы встретить неизбежный вал будущей агрессии как можно дольше на западе.
Выступление У. Черчилля по радио 22 июня 1941 г.

Воспоминания бессменного начальника отдела печати нацистского министерства пропаганды: Дитрих О. Двенадцать лет с Гитлером. Воспоминания

Ювенальная юстиция -- неизбежное зло?

Нас шокирует недавно возникшая ювенальная юстиция властным и бесцеремонным вторжением в наш дом-нашу крепость, в нашу семью, которая до совсем недавнего времени казалась одним из очень немногих безусловных бастионов свободы. Ювенальная юстиция кажется ещё одним механизмом разрушения нашей свободы и наших семейных связей, навязанным нам становящимися всё более тоталитарными либеральными правящими режимами. В связи с этим не могу не вспомнить тов. М.Хазина, являющегося одним из самых страстных обличителей ювенальной юстиции как непосредственной угрозы обществу.

Однако труды тов. anlazz позволяют взглянуть на ювенальную юстицию в несколько ином свете. Приведу только пару абзацев из его всегда обширных рассуждений:
Итак, как было сказано в предыдущем посте , то, что мы привыкли считать «традиционной семьей», на самом деле не только не имеет отношение к традиционной семье, как таковой. (Т.е., к существовавшему тысячелетия способу общежития, имеющему в своей основе семейное производство.) Более того, он имеет весьма малое отношение даже к той форме «нуклеарной семьи», которая возникла после перехода к индустриальному капитализму. В том смысле, что, «воссоздаваясь» в 1970-1980 годах после длительного периода хиповских «шатаний» - с их принципом «свободной любви», наркотрипами и отсутствием постоянного места проживания – «неотрадиционая» семья оказалась скорее «срисована» с некоторой идеальной картины, нежели с действительно бытовавших когда-то отношений. (Разумеется, понятно, что хиппи в 1960 годы составляли малую часть населения – однако именно их идеи господствовали среди молодежи.)

Это проявилось, скажем, в том плане, что в указанной форме взаимодействия изначально предполагался принцип «равенства супругов», тогда, как не только для традиционной, но и для «нуклеарной» семьи подобная вещь была просто невозможной. В том смысле, что до указанного времени (1970-1980 годов) само собой разумеющимся было то, что в семье есть только один «хозяин» - муж. Вокруг которого и выстраивается семья. Этот принцип казался настолько нерушимым, что сохранился даже в «мире сахарных картинок» семейного бытия, создаваемых в США 1950 годов. Т.е., в мире, где, казалось бы, все пережитки патриархата оставались далеко в прошлом. (Американские женщины добились реального равноправия еще в 1920 годах.) Однако нет: несмотря на все декларации и законы, роль женщины в подобной семье все равно оставалась исключительно подчиненной. Более того – эта роль так же, как и раньше, фактически сводилась к роли «добровольной прислуги», без которой указанная «карамельная культура», с ее просторными домами и многочисленными детьми была бы просто невозможно. (По той простой причине, что на поддержание подобного хозяйства уходило много сил, а иметь «настоящую» прислугу в условиях послевоенного экономического подъема было крайне дорого.)
Вкратце, суть его рассуждений состоит в том, что наше идиллическое представление о традиционной семье с браком, освящённом небесами, которую всем нам хотелось бы иметь, не может быть реализовано при современном уровне развития общества. Например, традиционная семья была основана на главенстве мужчины -- отца семейства, -- на подчинённом положении женщины и на большом преимуществе, которое обеспечивалось совместным проживанием в условиях массовой бедности. Все эти факторы постепенно ушли, включая искреннюю неформальную веру в благословлённость семьи свыше, и семейные скрепы, соответственно, ослабли: сейчас семья не рассматривается святыней, которую надо беречь изо всех сил. Отменить семью стало почти так же легко, как и продекларировать. Впрочем, многие сейчас уже не видят необходимость и декларировать семью, то есть регистрировать брак, дабы упростить "развод" -- её ликвидацию.

Поскольку семейные отношения приобрели крайнюю легковесность, возникла необходимость поддержать и защитить детей, возникающих в этих легких отношениях, так как теперь они пребывают не в доме-"крепости", а в почти никого ни к чему не обязывающем союзе, зачастую краткосрочном. Не это ли причина появления ювенальной юстиции?