January 15th, 2020

Юз Алешковский -- диссидент или уголовник?

Юз Алешковский прославился песней
Товарищ Сталин, вы большой учёный —
В языкознанье знаете вы толк,
А я простой советский заключённый,
И мне товарищ — серый брянский волк.
Ну, в общем, как-то само собой разумеется, что поэт (как обычно, кристально чистого еврейского происхождения) пострадал от кровавого тирана за правду. По этой причине и хлынула из него тюремная лирика с непременным упоминанием ЗК (ЗеКа) как невинно осуждённых политических заключенных.

Но вдруг я случайно обнаружил с помощью Википедии-источника знаний, что гр. Алешковский попал в лагерь на 4 года в 1949 году (действительно, при жизни Сталина) в нежном возрасте 20 лет, будучи призванным на действительную военную службу, за ... угон машины секретаря Приморского крайкома ВКП(б).

А Виссарион классик наш Белинский засланным-то казачком был!

Статья про В.Белинского в русской Википедии очень обстоятельная и грамотно написанная -- это редкий случай, когда русская статья больше соответствующей английской и написана грамотно. Тем не менее, английская статья без обиняков характеризует Белинского как крайнего западника и либерала -- вот то, что вы не увидите в русской статье (в английской статье этот фрагмент начинается словами Ideologically, Belinsky shared):
Идеологически, Белинский разделял, причём с исключительной умственной и моральной страстью, центральную ценность большинства представителей западнической интеллигенции: понятие индивидуального самого себя, личности, того, что делает людей людьми и даёт им достоинства и права. ... Говоря его словами, "Что мне за дело, что Вселенная существует, когда личность страдает." Или: "Судьба индивидуума, личности более важна, чем судьба всего мира".
Наши-то людоедские либералы -- истые белинисты! Хорошо, наверное, суки, в школе учили русскую классическую литературу!

Русская классическая литература -- на приём к психиатру?

Русская классическая литература XIX века обросла мощным интерпретационным аппаратом, созданным усилиями Белинского, Добролюбова и других замечательных критиков. Этот аппарат был призван находить положительный смысл в действиях героев этой литературы --героев в большинстве случаев более или менее странных. И нас, советских школьников, учили в рамках этих литературных традиций.

Однако, если вы видите странно ведущего себя человека, вы либо начнёте искать скрытую рациональность в его действиях, либо ... сочтёте его психом. Русские критики очень преуспели в первом смысле, но не следует ли проконсультироваться и с психиатрами?

Надо учесть, что сколько-нибудь значительной психиатрии в XIX веке не было, поэтому действия людей, которые в наше время получили бы множество психиатрических диагнозов, тогда никак особенно не квалифицировались, считались вариантом нормы, если только это не было полное сумасшедствие. (Единственное известное мне исключение -- гомосексуализм, который как раз сейчас стал считаться вариантом нормы.)

Какие же проблемы главных героев русской литературы могут рассматриваться как психические отклонения? Ну, лидером, конечно, будет депрессия: Онегин, Печорин, Обломов и почти весь зверинец Достоевского. Маниакально-депрессивный психоз: Раскольников, Рогожин, Настасья Филипповна, Иван Карамазов. (По иронии судьбы, главный герой романа Достоевского "Идиот" является там единственным нормальным человеком.) Паранойя -- Плюшкин. Ну, и так далее...