February 10th, 2020

Песня из фильма "The Big Lebowski" и другие маленькие хитрости английского языка

I woke up this morning with the sundown shining in
I found my mind in a brown paper bag within
I tripped on a cloud and fell-a eight miles high
I tore my mind on a jagged sky
I just dropped in to see what condition my condition was in


Обратите внимание на забавную последнюю строку. Я вспомнил эту песню, когда писал что-то вроде этого:

The way of how deep the projection restart is is determined by the mobile device.

Обратите внимание на два is в середине. Как вы думаете, можно так написать? Понятно ли, что я хотел сказать? Если можно написать лучше, то как?

P.S. Не всё ж танго Бендера Гайдайского мусолить...

Петербург или Ленинград?

Мне до сих пор надо сделать над собой некоторое усилие, чтобы назвать этот город "Петербургом". Почему мне претит это слово? По нескольким причинам.

1. Не потому, что мне хочется ассоциировать город с Лениным. Название "Ленинград", когда его ввели в 1924 году, было абсолютно дикарским и ублюдочным. Очевидно, по мысли авторов, оно должно было способствовать поддержанию культа Ленина, а культ -- это убого и отвратительно. Вообще, переименовывание -- свойство дикарей, верящих в магию слов.

Однако, переименовали, сделали такую ошибку, и можно было бы и остановиться. В конце концов, название города -- это идентификатор, который с течением времени начинает всё больше и больше ассоциироваться с предметом идентификации. В Британии, например, высший рыцарский орден называется "Орден Подвязки", и никто не возмущается, мол, чего это они тут нам говорят о предмете интимного женского туалета. Это просто идентификатор, не хуже и не лучше чем АС7ыв*.

Город в качестве Ленинграда обрёл свою уникальность, мало связанную с дореволюционной историей.

2. Какова была цель бандерлогов, переименовавших "Ленинград" обратно в "Санкт-Петербург"? Зачем было менять привычный идентификатор на какой-то другой? Причина известна: это была сублимация их зоологической ненависти к Советской власти, из которой, в свою очередь, по идиотскому принципу "враг моего врага -- мой друг", вытекало их желание сотворить культ из дореволюционной России. Между тем Пётр I был одним из самых гнусных тиранов России, погубивший жизней на порядок больше, чем Ленин. Название "Санкт-Петербург" для меня -- это прежде всего демонстрация звериной антисоветчины, и потому оно мне омерзительно.

Да, чтоб два раза не вставать: антисоветчик -- это всегда или мерзавец, или дурак, и всегда омерзителен.

Татьяна Кабанова

Никогда не видел Татьяна Кабанову в телевизоре, поэтому, когда увидел её недавно (возможно, впервые), подумал, что она, очевидно, эмигрантка. Замечательный голос, элегантная европейская внешность и несоветский и непослесоветский стиль пения укрепляли в этом предположении.

А она, оказывается, скромненько проживает себе в России, и за толпами швали на государственных сценах её не видно и не слышно.

Вот здесь она демонстрирует уникальность своего голоса:



См. также здесь.