February 20th, 2020

Русский язык: Мы его теряем?

Отовсюду мы слышим стоны: русский язык чудовищно уродуется. Не только засоряется он огромным количеством безграмотных калек с английского, заимствованных американских идиотских идиом вроде "дорожная карта" (road map) вместо "план", "программа" и американских аббревиатур вроде "эйчар" (HR -- Human Resources) вместо "отдел кадров", "пиар" (PR -- Public Relations) вместо "пропаганда", "восхваление", "очернение", но и сам синтаксис его подвергается попыткам уподобить его гораздо более простому английскому синтаксису, например, использование существительных в качестве определений -- "бизнес план", в то время, как русский язык требует прилагательного или причастия в качестве определения, использование наречий вроде "онлайн" и т.д. и т.п. Даже французский -- язык гораздо более близкий к английскому, чем русский, никогда не копирует английское использование существительных в качестве определений, всегда прибегая вместо этого к использованию определяющего существительного в аналоге русского родительного падежа, что и русские легко могли бы применять:

business plan (англ.) = plan of business (англ.) -> plan d'affaires (фр.), план предпринимательской деятельности (рус.).

Почему это происходит? Потому что дикий русский народ, завороженный безделушками Запада, ленив и нелюбопытен. Сохранение языка может происходить лишь в результате преемственности, наследования. Попросту говоря, для сохранения языка надо читать литературу, написанную нашими предками, например, русскую классическую литературу. Постсоветские митрофанушки хорошие книги на русском языке не читают, поэтому их словарный запас удручающе убог; по большому счёту, они русского языка и не знают, иваны, не помнящие родства. За неимением русских слов в своих скудных словарных запасах, они ухватывают словечки из западной информационной лавины, затопившей матушку Расею после крушения Берлинской стены.