April 13th, 2020

В чём разница между этикой, моралью и нравственностью?

Фразу Цицерона "O tempora o mores!" переводят на русский так: "О времена, о нравы!" Действительно, латинское существительное множественного числа mores означает "обычаи", "манеры", "характеры", "нравы". Заметим, что русское слово "нрав" -- это форма древне-русского слова "норов", получившаяся в результате чередования гласных, возникшего в русском языке в результате заимствований из древне-болгарского, каковые в своё время изменили русский язык до неузнаваемости и были причиной того, что мы не понимаем украинский, белорусский, польский, чешский языки, в то время как носители этих языков хорошо понимают друг друга, но это уже другая история.

В свою очередь, латинское слово moralis было внедрено тем же Цицероном (куда ж без него?) в качестве кальки древне-греческого слова ἠθικός (ethikos), означающего "относящийся к нравам"; древне-греческое слово ἦθοςethos — "этос" тоже означает «нрав, обычай».

А теперь, если мы учтём, что, наверное, все более или менее абстрактные слова русского языка являются кальками иностранных слов, мы можем ответить на вопрос в заголовке.

Collapse )

Уместно, однако, отметить, что кальки иностранных слов, во множестве введённые в убогий русский язык в XVII-XX веках, -- это намного лучше, чем принявшее сейчас в России характер эпидемии (тьфу, тьфу, тьфу, не при короновирусе будь сказано!) внедрение в русский язык иностранных слов, всего лишь транслитерированных русскими буквами, в том числе слов, которые уже давно существуют в русском языке.

ДОПОЛНЕНИЕ. Это рассмотрение напомнило мне о спорах на американском консервативном сайте Free Republic, где люди на полном серьёзе говорили, что США -- это республика, а не демократия; мол, мы, республиканцы -- соль американской земли, а демократы -- моральные уроды. Между тем латинское словосочетание res publica означает "дела народа", а древне-греческое слово δημοκρατία (dēmokratía) -- "власть народа", что, в принципе, одно и то же.

О совести и страхе Божьем

Недалёкие атеисты (а они обычно все недалёкие) часто говорят: "Мы более нравственные, чем христиане, потому что мы ведём себя порядочно по зову собственной души, а христиане -- из страха, потому что боятся прогневить своего бога".

Между прочим, а почему атеисты недалёкие? Атеисты -- это разновидность либералов, и обычно это преуспевшие на этом свете люди, которые верят в то, что они достигли каких-то своих целей и могут достигнуть почти всего, чего ни пожелают, лишь силою своих природные данных, возникших у них в результате материалистических случайностей и их более или менее тяжких трудов. (Некоторые интересные соображения на эту тему.) Они мне напоминают зажравшегося кота, разлегшегося на диване и рассуждающего: "Я всего добился сам! Смотрите, я приручил своих хозяев, и теперь они, суки, ходят передо мной на цырлах и кормят от пуза! Теперь я вполне могу посвятить себя заслуженному отдыху на диване, который они поставили для меня."

Однако вернёмся к мнению атеистов об их моральном превосходстве. Почему они не совершают бесчестных поступков? Наверное, они прислушиваются к голосу своей совести. Однако большинство из них умеют со своей совестью договориться, что неудивительно.

Христиане же избегают бесчестных поступков потому ли, что бояться гнева Божия? Я не думаю, поскольку христианам известно, что можно вымолить Божье прощение даже и за мгновения до смерти, как это случилось с разбойником, распятым рядом с Иисусом. Христиане, однако, знают о существовании Свидетеля их проступков -- Свидетеля, которые ничего им не скажет, а лишь в глаза посмотрит со значением с иконы. В дополнение к голосу собственной совести христианам приходится принимать во внимание тот факт, что рядом с ними всегда есть Свидетель, поэтому стыд за совершённую гадость труднее будет забыть, зная, что её видел кто-то еще...

Многим русским до недавних времен была свойственная истовая религиозность, потому у русских принято исступлённо каяться после совершённых злодеяний. Стыдно им, видите ли, перед Свидетелем...