June 12th, 2020

Я русский бы выучил только за то?

Попалась мне недавно на глаза какая-то история про какой-то индейский заповедник, кажется, в Канаде, и какой-то индейский вождь говорил там, что нужно сохранять драгоценную индейскую культуру. А я подумал: "Ваша индейская культура -- бесконечно малая на фоне достижений человечества, каковые, в основном, достигнуты германскими народами."

Меня, может быть, кто-то назовёт расистом, особенно сейчас, в месячник борьбы с европейским расизмом, но это будет ошибкой: точно то же я могу сказать и про вклад в мировую культуру моего несчастного русского народа: он бесконечно мал. Отдельные крайне редкие жемчужины в беспросветной ткани русской жизни вроде Менделеева и Чайковского -- скорее, исключения, подтверждающие правило, да и русскими людьми их можно было назвать с большой натяжкой, да и творили они сугубо в контексте западно-европейской культуры.

Русская классическая литература? Пушкин и Толстой, начавшие писать на французском, которым они владели лучше, чем русским? Это вряд ли хорошие примеры русских достижений, да и творчество душевно нездоровых Достоевского и Толстого так и осталось местечковым, мало кому интересным даже в самой России, не говоря уже о мире за её пределами.

Единственное светлое пятно в истории русского народа -- период 1917-1985 гг., когда он оказался со-творцом невиданной в истории Советской империи. Но именно этот период сейчас тщательно вымарывают из народной памяти бандерлоги, устроившие бесовской шабаш на обломках нашей некогда великой Родины.

Я приведу такую аналогию. Сам я физически совсем не привлекательный и никогда привлекательным не был, но ведь мне тоже хотелось быть кем-то вроде Алена Делона, при одном взгляде на которого женщины истекали истомою. И как же мне следовало примирить себя с этим вопиющим противоречием между желаемым и действительным? Попытаться доказать себе и другим, что я всё-таки в какой мере Ален Делон? Это было бы глупо, а главное, жалко. Да, я не Челентано, как пелось в известной похабной попсовой песенке, и я должен был признать этот факт.

И что же, надо было мне поставить на себе крест? Никак. Я, при всех своих ограничениях, мог-таки ставить какие-то цели, чтобы быть достойным и хоть для кого-то полезным человеком, который мог бы себя уважать. К примеру, у меня был однокурсник ростом, наверное, едва ли 160 см, который тоже хотел нравиться девушкам. И он поспорил, что за лето научится подтягиваться на одной руке. И он научился -- он делал то, что не сделали бы ни Челентано, ни, тем более, Делон, и он нравился девушкам. Да и я, уродец, нравился некоторым замечательным девушкам и женщинам, которым, возможно, доставлял то, что они не получили бы ни от Делона, ни от Челентано. (По этому поводу см. здесь: Притча о человеке-дятле, и почему лучшие любовники -- гамма-самцы.)

В общем, кто бы ты ни был, ты вправе ставить перед собой цель стать достойным человеком. Русскому народу нечем гордиться в области культуры и науки, но он оказался замечательным орудием в руках величайшего преобразователя казавшейся безнадежной Российской империи тов. Сталина. И сейчас тень великого вождя, воплощённая в его моральных заветах и ракетно-ядерном щите, даёт русскому народу возможность быть причастным к совершенствованию судьбы всего человечества. Русский народ хочет чувствовать себя великим? У него всё ещё есть шанс стать таковым. Начать можно с малого -- с зачистки территории своей собственной страны от летального человекообразного мусора.

Поскреби приближённого к власти, увидишь мурло классового интереса

Замечательно товарищ пишет об общих классовых интересах кажущейся разношёрстной российской элиты: все они -- правые и левые, либералы и патриоты, демократы и государственники, коммунисты и фашисты -- вся эта мразь одним миром мазана.

Рассматривается их реакция на шалости раскрепощённого классово близкого Ефремова, а ведь актёришка он вполне бездарный -- блёклая тень отца Гамлета Ефремова.