June 19th, 2021

Глобализация имеет не только экономическую, но и политическую стороны; последнюю никто "не замечает"

Для чего нужна глобализация, много рассказывал М. Хазин. Вкратце: кузнец в деревне может выковать оси для телег для всех жителей деревни. Но он не может открыть в деревне велосипедный заводик, потому что, даже если все жители деревни купят у него велосипеды по цене, которую они в состоянии заплатить, это не скомпенсирует кузнецу его затраты на оборудование, материалы, производство. Ему надо будет расширить рынок -- скажем, переехать в город.

Но если в городе он захочет производить автомобили, спрос всего города не покроет его затраты на оборудование, материалы, производство, оплату труда рабочих. Он может построить завод, только если его рынком станет вся страна.

Производство самолётов станет рентабельным, только если рынком станет весь мир.

Таким образом, чем сложнее технологии производства, тем шире должны быть рынок и степень разделения труда -- отсюда глобализация. Себестоимость производства, обслуживающего весь мир, будет меньше, чем таковая локализованного производителя, поэтому при открытых границах выживут лишь один или несколько глобализованных производителей.

Например, прессы для штамповки кузовов автомобилей во всем мире производятся на одном заводе в Швейцарии, а оборудование для производства полупроводниковых микросхем -- максимум на паре заводов во всём мире. Вот вам неизбежная при свободном капитализме монополизация производства, о которой писал тов. Ленин в своей работе "Империализм как высшая стадия капитализма". Это -- экономическая сторона глобализма.

Но есть ещё и политическая сторона, о которой почти не говорят. К примеру, микросхемы -- жизненно важная часть любой экономики, поэтому тот, кто, владеет монополией на соответствующие производства, в условиях открытого рынка может держать за глотку весь мир.

Таким образом, свобода при глобализации возможна только в условиях несбыточной идиллии, когда все любят всех и никто не будет пытаться воспользоваться своим выгодным положением для порабощения мира. Свобода при глобализация возможно только при коммунизме. (Возможен ли коммунизм, здесь не обсуждается.)

В условиях же бесчеловечности элит и их животной тяги к мировой гегемонии, глобализация -- это превращение мира в гегемона, владеющего ключевыми производствами, и весь остальной мир в его услужении. Это то, на что так рассчитывают США.

Конечно, не все монопольные производства находятся на территории США, но все они контролируются США экономически и, главное, военной угрозой: непослушные показательно уничтожаются гуманитарными бомбардировками, поэтому их почти не осталось.

Как-то давно Путин был на Дальнем Востоке и сказал, что мы не обязаны производить всё. "Вот гадина," -- подумал я. Не производить всё -- это значит быть в рабстве у тех, кто производит продукты ключевых технологий.

Возьмите теперь современную путинскую Россию, которая живёт, в умопомрачительной степени, на продуктах западных высоких технологий. По этой причине Россия полностью во власти Запада, и то, что её не придушили до сих пор -- это только потому, что пока этого Западу не нужно, потому что компрадорский путинский режим вылизывает западные задницы если и не везде, то, по крайней мере, в ключевых местах.

Что делать? То, что делала наша великая Родина СССР: производство всех ключевых продуктов внутри страны и полное закрытие границ, потому что при открытом капитализме местные производства станут неконкурентноспособными и будут разорены.