September 16th, 2021

Dr. Roger Hodkinson: "Глобальная вакцинация -- медицинский идиотизм гротескного уровня"

Dr. Roger Hodkinson, обучавшийся в Кембридже, Британия и работавший и живущий ныне в Ванкувере, Канада, если судить по его формальным регалиям, -- патологоанатом высочайшей квалификации.

Он дал интервью компании "Brees Media", очевидно, британской и, очевидно, малоизвестной, 11 июня этого года, где он, кажется, сказал всё, что он думает о глобальной вакцинации от ковида, которую он назвал преступлением против человечества.

Его интервью с русскими субтитрами.

Звуковая запись этого интервью на английском.

Текст этого интервью на английском; публикаторы сообщают, что это интервью всё время удаляют из интернета; на случай, если эта ссылка пропадёт, вот файл в моём личном архиве.

Прошу сообщить, если какие-либо из этих ссылок не работают.

Политэкономия капитализма? Плавали -- знаем. А как насчет психологии капитализма?

Когда, наконец, возникнет такая необходимая научная дисциплина -- психология капитализма?

Некий Томас Джозеф Даннинг написал примерно в середине XIX века (ссылки в цитате перекочевали из Википедии, их можно не открывать, если, конечно, вы не являетесь патологически любознательным, подобным Онотоле Вассерману, любознательность которого, в силу кривизны мыслительного пространства, начинает уже закольцовываться  и подкрадываться к его мозгу сзади, угрожая привести его в негодность (мозг, конечно, а не Онотоле)):
«Капитал, — говорит „Quarterly Review“[9], — избегает шума и брани и отличается боязливой натурой». Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Контрабанда и торговля рабами убедительно доказывают вышесказанное.
Обратите внимание на предпоследнее предложение: "при 300 процентах {прибыли} нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы." (Хе-хе, это мы как раз и наблюдаем сейчас на примере производителей вакцин от ковида и тех, кто изо всех сил старается запихнуть их в кровь простаков, каковые составляют человечество чуть менее, чем полностью.)

Итак, представьте себе капиталиста -- богатого человека, у которого есть всё необходимое для жизни его, его семьи и семей его отпрысков, но при достаточно высоком уровне наживы он всё равно пойдёт на риск потерять всё ради этой наживы! Это становится уже не экономическим вопросом, а вопросом психологическим или, скорее, психиатрическим! "А ты азартен, Парамоша!" -- сказал бы такому капиталисту генерал Чарнота. Действительно, редко встретишь капиталиста, которому не присущ дьявольский азарт!

Я читал у С.Г. Кара-Мурзы о том, как в начале развития капитализма в Германии -- в веке XVI-том -- какой-то капиталист решил платить крестьянам больше за единицу продукции, чтобы сподвигнуть их на более интенсивную работу и, тем самым, больший выход продукции. Что же произошло? Вопреки его ожиданию, работники стали работать меньше, сводя свой заработок к прежнему, очевидно, считая, что этот прежний заработок был вполне достаточен, так что лучше освободить больше времени для себя. Это пример того, что капиталистическая жажда наживы совсем не является нормальным врождённым человеческим свойством; наоборот, её культивирование приобрело характер эпидемии морального уродства во всём экономически развитом мире.

Капитализм эффективен благодаря жажде наживы, но сама эта жажда является патологической чертой психологии капиталиста, когда его потребность в богатстве и власти на порядки превосходит то, что нужно нормальному человеку для самого благополучного существования.

"Следствие ведут ЗнаТоКи: Подпасок с огурцом"

В беседах с разными людьми я неоднократно упоминал один фрагмент указанного в заголовке выпуска, рассказывающего о мире искусства, этого популярного советского телевизионного сериала; в частности, я писал:
Мне это напоминает замечательный эпизод советского сериала "Следствие ведут Знатоки" под названием Подпасок с огурцом. Двухсерийный фильм вполне стоит того, чтобы потратить 3 часа на его просмотр, но нетерпеливые могут насладиться прекрасной игрой актеров в течение всего лишь 4 минут, начиная с 2:27:00. Там скульптор-любитель Фалеев в исполнении молодого Караченцова впервые предложил преданнейшей ценительнице искусства сваянную им статуэтку в стиле Фаберже, которая вначале вызвала восторг ценительницы, немедленно сменившийся разочарованием, когда она обнаружила отсутствие клейма великого мастера. Далее, чтобы доказать Фалееву непреодолимое превосходство над ним Фаберже, она принесла другую статуэтку, изготовленную, как она думала, Фаберже, но, на самом деле, тем же Фалеевым, который до сих пор промышлял подделками. И поддельный "Фаберже" вызывал у неё искренний трепет, а такого же уровня настоящий Фалеев нисколько не волновал.
Ну, далее Фалеев страшно расстроился: он, оказывается, ожидал, что ценительница признает в нём гения масштаба Фаберже.

Этот эпизод мне страшно понравился, когда я смотрел его вскоре после выхода в 1979 году, и глубоко запал в душу: он впечатляюще разоблачил фальшь восторгов искусствоведов, чутко реагирующих на модные веяния в мире искусства. При этом ценительница в фильме совсем не обязательно была циничной притворщицей: она могла испытывать искренний восторг, вызванный прикосновением к тому, что она считала творением гения. Так молодые женщины искренне влюбляются в немолодых олигархов, будучи очарованными их аурой больших денег.

Однако сейчас мне пришёл в голову второй уровень анализа, который привёл меня к мысли, что этот мой любимый эпизод всё-таки нереалистичен.

Collapse )