Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

О трудовой теории стоимости Маркса

В связи с днем рождения тов. Ленина один из комментаторов упомянул вклад Маркса в политэкономию. Мои сведения о его теории весьма обрывочны и основаны по большей части на плохо формализуемых ощущениях, вынесенных с отнюдь не эйфорических университетских занятий по политэкономии. Тем не менее, я хотел бы изложить мое видение того, что у Маркса есть некоторые фундаментальные слабости, хорошо заметные сейчас, которые, однако, он мог предвидеть и в свое время. (Может ли кто-нибудь предложить форму прошедшего времени причастия "могущий", как, например, в случае "видящий" - "увиденный"?)

Если я неправ в понимании Маркса, надеюсь, товарищи меня поправят.

Мне кажется, Маркс чрезмерно абсолютизировал понятие стоимости, предполагая, что она имманентно присуща товару сама по себе, вне зависимости от обстоятельств продажи и использования товара. Более того, он выводил стоимость как производную от количества и качества труда: Стоимость — это общественно необходимое рабочее время на производство товара (затраты труда). Конечно, можно стоимость определить и так, но людей интересует не количество труда, затраченного на производство товара, а способность товара удовлетворить какую-то потребность, то есть потребительная стоимость. Кажется, Маркс был склонен считать просто стоимость и потребительную стоимость эквивалентными.

Например, рабочий получает 20 долларов в час, а производит стоимость на 100 долларов в час. Тогда разница -- 80 долларов в час -- является прибавочной стоимостью, которую кладет себе в карман капиталист, по крайней мере, на время до выплаты налогов. (Впрочем, как было отмечено ранее, достаточно большой налог способен уравнять содержание карманов пролетария и капиталиста.) Профессор, будучи человеком высокой квалификации, производит в час, скажем, 5000 долларов стоимости.

В марксовом понятии стоимости есть, по крайней мере, два уязвимых места. Во-первых, как численно замерить способность товара удовлетворять потребность (потребительную стоимость)? Например, какова потребительная стоимость компьютерной игровой приставки, которая стоит немало, а уж сами игры стоят абсурдно дорого? Возможно, великовозрастный лоботряс, потративший всю свою юность на игры, в зрелом возрасте придет к выводу, что потребительная стоимость его любимых игровых приставок была отрицательной, то есть они не принесли ему ничего, кроме вреда, отобрав драгоценное время?

Для рассмотрения второй проблемы с марксовой трудовой теорией стоимости рассмотрим такой пример. Биль Гейц купил права на операционную систему QDOS (эта аббревиатура означает Quick and Dirty Operating System, то есть "наспех сляпанная операционная система") у автора по имени Tim Paterson за 50 тысяч долларов. Переименовав ее в MS-DOS и продавая ее многочисленные копии, Биль сколотил свой первый миллиард.

Подойдем к этим трудово-стоимостным отношениям с марксовской позиции. Какова была стоимость системы в момент покупки ее Билем Гейцом? 50 тысяч или миллиард? По Марксу, скорее, последнее. Таким образом, капиталист Гейц осуществил акт эксплуатации пролетария Патерсона с нормой прибыли в 2,000,000%. Однако то, что Гейц сделал на MS-DOS миллиард, обусловлено также и тем, что он был великий прохиндей, а мама его заседала в совете директоров фирмы IBM, с продукцией которой и продавалась операционная система. Не будь у Биля такой мамы, он, возможно, смог бы продать "свою" систему лишь на миллион.

Таким образом, потребительная стоимость оказывается сильно зависящей от рыночной коньюнктуры. Чем больше копий продашь, тем больше будет потребительная стоимость права владения операционной системой, поскольку она удовлетворит большее количество потребителей: потребительную стоимость следует, очевидно, рассчитывать путем перемножения удовлетворения потребителей на их количество.

Отсюда вытекает, что стоимость товара не является однозначно определимой константой, что дезавуирует все последующие рассуждения о прибавочной стоимости, эксплуатации и т.п. В самом деле, представим себе, что капиталист построил завод, нанял рабочих и давай их эксплуатировать, а товар не вызвал интереса потребителя -- не продается, хоть убей! В результате капиталист обанкротился, и имущество его компании распродано за долги. Что же, тогда, по Марксу, его нельзя считать кровопийцей-эксплуататором?

Ошибка Маркса, наверное, состоит еще и в пренебрежении тем, что товар может создаваться не только трудом. Товаром может быть идея, которая и труда никакого не требует. Программное обеспечение -- товар такого рода. Продукция Голливуда -- аналогично. И то, и другое в сумме являются сейчас, наверное, преобладающей статьей американского экспорта.

Мог ли Маркс предвидеть такое развитие событий? Пожалуй: книгопечатание было изобретено за два-три столетия до его рождения. А ведь книга -- это товар, и она обладает свойством приумножать потребительную стоимость с незначительными издержками на печать дополнительного тиража. Это был прообраз будущего товара-"нетрудовой идеи", который стал, в некоторых отраслях, преобладающим.
Tags: capitalism, marxism
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments