Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

"Не убий ... если это не выгодно"

Здесь я хочу проследить эволюцию принципа "Не убий", разумеется, всегда понимаемого в смысле "Не убий себе подобного".

Животный мир
Те, кто думают, что этот принцип впервые возник в виде записи на моисеевой скрижали, конечно, ошибаются. "Не убий" -- врожденный инстинкт большинства животных, более мощный, чем пищевой инстинкт. Инстинкт "Не убий" является примером альтруизма в животном мире, когда животное жертвует своими интересами ради интересов сообщества, разумеется, совершенно не осознавая своего благородства. Так, голодный волк не будет убивать другого волка, рискуя при этом умереть с голоду: никогда не знаешь, когда в следующий раз тебе попадется что-то, что можно съесть.

Времена до исторического материализма
Именно первые люди мощью своего разума сумели преодолеть животный инстинкт "Не убий" и начали жрать ближних. Люди являются представителем одного из очень немногих видов каннибалов.

Античность
Принцип "Не убий" в античности почти не был в употреблении. Характерный пример здесь -- гладиаторские представления в Древнем Риме, когда убийство было развлечением. Конечно, можно предположить, что гладиаторы, будучи иностранцами, не считались за людей. Однако некоторым иностранцам жаловалось римское гражданство, то есть они включались в круг своих. Поэтому можно предположить, что убийства гладиаторов и первых христиан, обставленные как зрелища, воспринимались именно как убийства людей, а не животных, на которые, к удовольствию публики, было получено разрешение, снимающее все официальные и моральные затруднения.

Средневековье
Христианство попробовало сделать людей более, гм, человечными, и убийство стало, по крайней мере, считаться неприличным, однако темпы взаимного истребления людей вряд ли снизились. Да и живодерские шоу, пусть и не такие массовые, как в Риме, были широко распространены в Европе: сжигание людей, их колесование, четвертование и т.п. Отличие от Рима было только в том, что люди убивались не просто так, а в качестве наказания за реальные или вымышленные прегрешения, но при этом публику прежде всего занимал сам процесс убийства.

Христианство, действуя из самых лучших побуждений, к сожалению, привело к массовому распространению лицемерия: люди не перестали быть, гм, скотами, но теперь они научились свое скотство оправдывать высшими соображениями. Римляне, по крайней мере, были честными перед собой и окружающими.

Новая и новейшая история
Реформация и эпоха Просвещения искоренили Христианство в Европе и англоговорящей Северной Америке почти полностью, однако не только сохранили, но и усугубили лицемерие. Убивать-таки всё еще считалось неприличным, но не из христианских, а из так называемых "гуманных" соображений: новая языческая религия гуманизма стала поклоняться Абстрактному Человеку, вознесенному на пьедестал. Разумеется, абстрактный гуманизм нисколько не мешал массово убивать конкретных людей под разными благовидными предлогами: жертвы либо вообще не классифицировались как люди (британский и последующий американский расизм в колониях), любо они оказывались в чем-то виноваты, либо это были "неумышленные жертвы" (collateral damage), скажем, массированных бомбардировок. В XX веке последняя категория жертв оказалась подавляющей по численности.

Современность: Диктатура либерализма
Может сложиться впечатление, что современный принципиально антихристианский либерализм, победной поступью шагающий по планете, оказывается самым человеколюбивым периодом мировой истории. Одна отмена смертной казни чего стоит!

К сожалению, такое впечатление было бы ложным. Что такое не казнить людоеда-педофила? Это -- эффектная пропагандистская акция: "Если либеральное правительство так заботится о мерзейших представителях человеческого рода, как же благодетельно оно должно быть по отношению к законопослушным гражданам!" И эта акция стоит ничтожно мало правительству, зарабатывая для него огромные политические дивиденды.

Но, если либеральное правительство придет к выводу, что убийство -- даже массовое убийство -- является выгодным, оно пойдет на это без малейших колебаний. Примеры прошли перед нашими глазами: Югославия, Афганистан, Ирак. Массовые убийства здесь совершались не только циничными американцами, но и тщательно следящими за либеральными приличиями англичанами, французами, канадцами, итальянцами, немцами и прочей подобной сволочью.

Либеральное правительство "не рискует" казнить осужденного серийного убийцу, да и для осуждения его требуются годы и сотни тысяч, а то и миллионы долларов на юридические формальности, и при этом оно не моргнув глазом сбрасывает кластерные бомбы на рынки и поезда, прекрасно зная, что будет убито или искалечено множество абсолютно невинных людей.

Последние годы ясно показали, что в современном мире принцип "Не убий" рассматривается сугубо прагматически: убийство считается нежелательным, если только оно плохо скажется на пресловутом "пиаре" -- Public Relations, то есть на пропагандистском образе. Официальных казней в современном мире стало меньше, но не по причине возросшей гуманности, а по причине политической и экономической неэффективности убийства как события, привлекающего массовое внимание. Не убить -- это ведь достаточно дешево, и есть множество способом сделать жизнь человека страшнее, чем смерть -- взять хотя бы для примера американский концлагерь Гуантанамо. Да и казни всегда были лишь каплей в кровавом море массовых убийств, связанных с войнами -- горячими, экономическими, пропагандистскими.

Но если убийство рассматривается cost-effective -- минимизирующим затраты -- оно обсуждается и осуществляется с той же деловитостью, как и, скажем, программы социального страхования.
Tags: liberalism, morality, political_systems
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments